Организованная преступная группировка из одного человека. Мужчину осудили на 13 лет без права амнистии

16 июня Минский городской суд рассматривал жалобу Вадима Верташонка, осужденного на 13 лет заключения по наркотической статье 328 УК. Житель поселка Лесной под Минском просил пересмотреть решение суда Центрального района города. Что из этого вышло, читайте в материале «Белсата».

ОПГ в составе одного человека

За 29-летним Вадимом Верташонком следили 1,5 месяца, так как правоохранителям поступила информация, что «неустановленное лицо причастно к обороту наркотиков». Задержали Вадима 18 октября 2019 года по ч. 3 ст. 328 Уголовного кодекса.

«На этапе предварительного расследования был только допрос, когда задали буквально два вопроса конкретно по двум найденным закладкам. И в последний день выдвинули обвинение по 4-й части на основании переписки, найденной в телефоне», – рассказала корреспонденту belsat.eu жена осужденного Любовь.

По ее словам, в переписке не было квалификационных признаков организованной преступной группировки: не были подтверждены управляемость, подчиненность и структура ОПГ, а также вступление в нее.

«Сами постоянно нарушают закон». Матери не разрешили представлять интересы своего сына в суде

Попытки выявить структуру организации также не дали результата. За двумя оставшимися закладками за 1,5 месяца никто так и не пришел, в результате чего оперативные сотрудники сами их извлекли. Сами закладки были очень малыми – фактически для разового потребления.

«Нет ни объемов, ни квартир, ни счетов, ни машин. Весь приговор построен на мнениях, домыслах. Сами придумали – сами поверили. С кем переписывался – неизвестно. Я понимаю дела, где 17, 40 человек проходили – это ОПГ. А если один человек?» – задается вопросом жена осужденного.

5 марта 2020 года уже 30-летнего Вадима Верташонка суд Центрального района Минска осудил за сбыт наркотических веществ в составе организованной преступной группы на 13 лет колонии усиленного режима и 8100 рублей штрафа. С таким наказанием он не согласился и подал апелляционную жалобу.

«Прошу справедливого суда»

В жалобе обвиняемый признал, что сделал две закладки, но заявил, что действовал самостоятельно, а не в составе группы, поэтому просил Мингорсуд переквалифицировать его действия с 4-й части статьи 328 на 3-ю, в которой не говорится об организованной преступной группировке. В этом случае наказание может быть меньшим – от 6 до 15 лет лишения свободы, а не от 10 до 20 лет. Кроме того, ч. 3 ст. 328 УК частично попадает под амнистию.

Депутаты приняли законопроект об амнистии: он коснется почти 12 тыс. осужденных

«Ни оперативными сотрудниками, ни следователем и даже судом не были приняты меры, чтобы объективно разобраться в этом деле. По делу я прохожу один, другие лица, причастные к совершенному мной преступлению, не выявлены. Судом приводятся доводы о моей виновности, опровергаемые фактическими обстоятельствами дела, показаниями свидетелей. Суд берет в основу приговора противоречивые доказательства, факты, не имеющие доказательной базы. (…) Суд берет в основу приговора нелогичные доводы, согласно которым я веду переписку из будущего в прошлое. Нет, такими способностями я не обладаю, а объясняется все это просто – за отсутствием доказательств суд просто вырывает из контекста те сведения, которые ему нужны (…)», – писал Вадим Верташонок к жене накануне суда.

В письме он подчеркнул, что не пытается выйти сухим из воды и признает преступление, которое совершил, но просит «только справедливого суда, суда по букве закона».

Попытался заработать

В жалобе Вадим Верташонок сообщил, что из-за плохого материального положения решил заработать деньги, продавая наркотики. Для этого он нашел через интернет людей, с которыми начал переписываться, делая вид, что занимается сбытом запрещенных веществ. Но этим не занимался, так как хотел «обманным путем с их помощью завладеть большим количеством наркотиков у других не известных ему лиц». По его словам, между закладками и перепиской нет связи. Закладки делал самостоятельно и суд не доказал обратного, отметил осужденный.

Он подчеркнул, что доказательством его слов является отсутствие каких-либо фотографий и координат местонахождения закладок гашиша. А малое количество наркотика в них свидетельствует, что вещество предназначалось для разового сбыта и не дробилось на меньшие дозы.

Тот же факт, что гашиш не был продан, по его словам, позволяет квалифицировать его действия только как покушение на преступление.

Оставить без удовлетворения

Рассмотрение апелляционной жалобы состоялось 16 июня в Минском городском суде. В состав судебной коллегии вошли Людмила Шапошникова, Дмитрий Цыкал и Татьяна Фальковская. Самого осужденного на заседание не отпустили.

В суде адвокат подчеркнул, что вина Вадима Верташонка в суде доказана не была. Но прокурор посчитал иначе. По его словам, решение суда было обоснованным и мотивированным, а наличие организованной преступной группы – доказанной.

Обвинитель подчеркнул, что вина осужденного следует из анализа переписки с неустановленными лицами, с датами, никнеймами и соответствующими вопросами. В частности, заявил он, там обсуждались вопросы заработков, бюджета, конспирации, демпинга цен. Поэтому, подчеркнул прокурор, квалификация дела Вадима Верташонка – единственная правильная.

«Нечего рассматривать». Милиционеров обвиняют в избиении подростка, но проверка не увидела нарушения закона

Не поддержал прокурор и снятие ареста с мобильных телефонов, ноутбука, электронных книг, принадлежащих не осужденному, а его брату и жене. Единственное, что прокурор предложил исключить из судебного заключения, – это фамилия человека, не имеющего отношения к делу.

Судебная коллегия полностью поддержала сторону прокурора.

«Идти до конца»

По итогам заседания адвокат заявил, что рассчитывал на другое решение суда, так как «очень многие противоречия в приговоре остались без ответа». Жена же сказала, что будет «идти до конца» и собирается обжаловать приговор.

«Впереди – огромная борьба, из которой мы выйдем победителями. Искренне в это верим. Непонятно, почему не удовлетворено ходатайство Вадима о вызове в суд. Странно, с моей точки зрения, рассматривать дело без обвиняемого. Ему было и есть что сказать», – заявила женщина в комментарии «Белсату».

«Мой муж оступился, но не на 13 лет! Мы не просим милости, мы просим справедливого суда! Закипает кровь от этой несправедливости и абсурда», – подчеркнула она.

Как отметил адвокат, через пять дней будет подготовлено апелляционное определение суда, и, исходя из него, можно будет понять, почему суд пришел именно к такому решению.

МГ/ИР belsat.eu

Новости