«Лучше сидеть в мастерской, чем в отделении». Кто в Беларуси помогает людям с инвалидностью восстановить дееспособность?

В начале недели в посольстве Литвы в Беларуси прошла конференция, посвященная работе с людьми, имеющими инвалидность в связи с психическим здоровьем. Конференцию организовал Офис прав людей с инвалидностью. Текущая ситуация в стране такова, что людям с инвалидностью очень трудно восстановить дееспособность, многие вынуждены всю жизнь проводить в специальных общежитиях. Подвижки в этом вопросе на законодательном уровне начались лишь в самое последнее время. Корреспондент belsat.eu выслушал специалистов, которые пытаются сделать жизнь людей с инвалидностью более полной и самостоятельной.

«54 человека. Сложно оценить, много это или нет»

Николай Орел, заместитель начальника Управления стационарных учреждений, в отчете о проделанной работе рассказал о положительных тенденциях в сфере деятельности РНПЦ:

«Несколько лет назад очередь в диспансере составляла 900 человек. На 1 апреля этого года очередей нет в большинстве областей. Кроме того, в общежитиях сокращается число детей с инвалидностью».

Участники конференции. Фото belsat.eu

Ситуацию с восстановлением дееспособности Николай Орел оценивает более критично:

«До принятия Закона о восстановлении работоспособности выход подопечных из домов-интернатов полностью зависел от директоров учреждений. С 2014 до 2017 года 54 человека восстановили дееспособность полностью. Сложно оценивать, много это или мало».

Еще в 2016 году Беларусь ратифицировала Конвенцию о правах людей с инвалидностью. Документ предусматривает самостоятельный выбор места жизни и доступность услуг: по сути дает законодательные возможности для самостоятельной жизни вне психоневрологических интернатов.

Представитель Министерства труда, Николай Орел, намекает на будущие реформы: «В новом законе, который готовится, будет достаточно изменений. Направление на реабилитацию будет закреплено законодательно, будут изменения в вопросе о восстановлении работоспособности. Также думаем над изменением названия РНПЦ, чтобы звучало более современно».

Николай Орел. Фото: belsat.eu

Определенный прогресс в законодательстве также отмечает Сергей Дроздовский, директор Офиса прав людей с инвалидностью: «В этом году термин «независимое проживание» впервые появился в документах. Кроме того, с нашей подачи пишется Закон о социальной интеграции людей с инвалидностью, появится определение дискриминации, которого не было раньше».

Сергей Дроздовский. Фото: belsat.eu

Однако остаются проблемы, которые во многом увязаны с законодательством: «Есть проблемы с принудительным лечением, восстанавливать дееспособность самостоятельно по собственной инициативе по-прежнему сложно. А в последней редакции Закона (2018) частичная дееспособность дает человеку право распоряжаться деньгами. Однако зарабатывать – возможности нет, в смысле, устраиваться на официальную работу они не могут».

Пути в обход

Проблема с зарплатой решается по договоренности. Светлана Савицкая из Белорусской ассоциации помощи детям с инвалидностью от имени организации договаривается с местными государственными структурами, которые находят простую сезонную работу. Деньги переводятся на счет предприятия и распределяются между подопечными.

Валерий Сивцов. Фото: belsat.eu

Валерий Сивцов, директор государственного психоневрологического интерната для престарелых и людей с инвалидностью № 1, заключает контракты с разными фирмами (например, сейчас его подопечные собирают часы), после чего оговаривает с пациентами покупки в магазине. Часть денег тратится на нужды больницы, организуются поездки, приобретаются продукты. Существует комиссия расходования заработанных средств, которая и определяет как распорядиться заработком. Это влияет на мотивацию людей:

«Как сказал один из моих парней, лучше сидеть в мастерской, чем в отделении. Однако все хотят оплаты. И эта проблема стоит вместе с организацией рабочих мест».

Ольга Рыбчинская. Фото: belsat.eu

Финансовый вопрос в некоторых психоневрологических интернатах решается с перегибами, подтверждает Ольга Рыбчинская из минского клубного дома «Открытая душа». Во многих случаях арт-терапия воспринимается как возможность заработать. И результат в ряде случаев оценивается не тестами и состоянием человека, а доходом от лечебного процесса. Здесь встает вопрос об обязательном разделении арт-терапии (чисто творческого процесса) и трудовой терапии (получение материального результата), который понимают не все.

Были заявлены вопросы на будущее, которые не входят в повестку дня: сексуальность, которая лечится транквилизаторами (беременность автоматически заканчивается абортом), и переподготовка и поиск квалифицированных кадров. Эти вопросы не затрагиваются законодательством и остается только ждать включения подобных тем в повестку дня.

СТ/ИР belsat.eu

Новости