Полиция Гонконга помогла журналисту «Белсата» заработать

Корреспондент «Белсата» Александр Гремин продолжает рассказ о своем путешествии по Азии в качестве уличного музыканта.

Богатые преуспевающие города издавна притягивают к себе туристов и авантюристов, и Гонконг не исключение – к нему на неделю притянуло меня.

В Гонконг я прилетел из Сеула, где корейцы с интересом слушали мои песни и охотно делились своими деньгами. Здесь я решил повторить свой успех, но у этого города оказались свои особенности.

Лет пять назад Гонконг был знаменит как город, благосклонный к уличным музыкантам и прочим стритовщикам. Сюда устремились многие – и быстро перекормили местное население перформансами. Теперь можно стоять на улице часами – и не получить ни цента. Спасают только туристы из Китая.

Были дни, когда китайских юаней в моем футляре оказывалось больше, чем гонконгских долларов. Ситуацию осложняло и то, что я выступаю без микрофона и колонок, а Гонконг очень шумный, на улице меня просто не было слышно. Но на еду и жилье, впрочем, хватало.

Недостатка в уличных артистах этот финансовый центр Азии по-прежнему не испытывает, но доходы уже не те, что были раньше.

На приличный заработок в Гонконге сейчас могут рассчитывать только коллективы, выступления которых сильно отличаются от других, например, вот эти пернатые друзья загребают деньги лопатой.

В среде стритовщиков эти индейские ансамбли на самом деле недолюбливают и не уважают – зрителя они берут в основном нарядом, перьями, а музыку играют очень простую, на школьном уровне, к тому же – в сопровождении фонограммы.

А вот этот парень с Ямайки придумал очень крутой перфоманс. Он не только играет сам, но и приглашает сесть за барабаны детей, получается, что дети выступают вместе с ним. Родители счастливы, снимают все на видео и не скупятся на денежное вознаграждение. Молодец – что тут еще сказать?

Мне он, кстати, тоже накинул доллар. Я потом его увидел за барабанами – и тоже бросил ему монетку. Он меня узнал, поулыбались друг другу. Это хороший тон у стритовщиков – накидывать друг другу денежку, так мы выражаем свой респект.

Но для музыкантов с перфомансом попроще – Гонконг уже не тот. На падение стритовых заработков мне жаловались в интервью абсолютно все – музыканты, художники, живые скульптуры, продавцы открыток. Я тоже первые пару дней испытывал сильную нехватку наличности, платил за хостел, пил одну воду, а на еду уже не хватало.

Помощь пришла, как ни странно, от полиции. На второй день моих мытарств по Гонконгу ко мне подошли два полисмена и сказали – ты зачем здесь играешь? Я подумал – просто хотят прогнать, извинился, начал складываться.

Но они сказали – иди в порт к паромной переправе, там много людей, а тут ты ничего не заработаешь.

Я многое повидал, меня мало чем можно удивить, но им это удалось.

Второй раз помощь пришла от местного старого китайского музыканта, который играл в порту. Накануне я его снимал, кидал денежку. Утром пошел на стрит, он меня увидел и издали стал махать рукой, кричит – вот там хорошее место, иди туда пока никто не занял.

И вот в этот момент как будто что-то щелкнуло. Я встал, начал петь, посыпались купюры и монеты – и я почувствовал, что у меня в Гонконге есть свое место, своя роль, своя функция. Я почувствовал, что Гонконг меня принял и теперь я его часть.

Этим качеством Гонконг отличается, например, от Москвы, которую надо обязательно покорять чтобы выжить. А Гонконг не надо покорять, он сам тебе все даст. Порой даже больше, чем тебе надо. Я жил в районе Цим-Ша-Цуй, здесь расположены самые дорогие магазины в мире и при этом почему-то самые дешевые хостелы. Само собой, здесь же процветает торговля всем нехорошим. На Цим-Ша-Цуй к вам поминутно будут подходить арабы и предлагать купить фальшивые «ролексы». Если вступите в разговор – предложат также марихуану и кокаин. С наступлением темноты будут подходить и женщины, род занятий которых не вызывает сомнений.

Зная о дороговизне Гонконга, ценами на наркотики и услуги женщин – даже не интересовался. Но эти негативные явления встречаются только в одном специфическом районе Цим-Ша-Цуй. Остальной Гонконг очень цивильный и роскошный, например в магазинах здесь невозможно найти поддельную продукцию.

Когда я показывал эти кадры друзьям-музыкантам, они меня хором проклинали. Такого ассортимента высококачественных фирменных музыкальных инструментов я не видел больше нигде. А вот эту маленькую укулеле даже хотел купить. С такой точно пустят в любой самолет.

В Гонконге я провел неделю и планировал дальше отправиться в материковый Китай по упрощенной визе. Но китайским пограничникам не понравилась моя визовая история – я долго был в Турции, из-за этого могут проблемы с посещением Китая, упрощенную визу не дадут.

Поэтому я полетел в Малайзию. Но это уже другая история, о ней в следующий раз.

Александр Гремин, специально для «Белсата»

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»