Назарбаев ушел. С кем теперь Лукашенко дружить против Кремля?

Ведущие программы «Беседа ProCONTRA» Светлана Калинкина и Всеволод Стебурако вместе с академическим директором BISS Петром Рудковским выясняют, можно ли использовать пикировку с российским послом Михаилом Бабичем на пользу Беларуси, и насколько искренние сожаления высказывал Лукашенко после ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента Казахстана.

В отношениях между Беларусью и Россией холодный период.

Встречи Лукашенко и Путина заканчиваются ничем, российский посол в Минске открыто говорит, что настало время платить за годы поддержки, а в ответ получает пренебрежительное наименование «бухгалтер».

Атмосфера наэлектризована, но гром гремит совсем с другой стороны. Сведения о том, что Нурсултан Назарбаев добровольно отказывается от должности президента Казахстана, может смело претендовать на место в топе самых неожиданных новостей. На арене бессменных лидеров остается все меньше долгожителей. Будет ли Лукашенко последним?

«Уверен, что вот эта мягкая белоруссизация, либерализация экономики, потепление в Беларуси отношений с Западом во многом происходили по примеру того, что делал Нурсултан Назарбаев в Казахстане, и по примеру других среднеазиатских стран. Я бы не сказал, что Назарбаев – авторитет, но важный пункт отнесения. Ведь изолированному президенту нужное чувство солидарности с другими. И Назарбаев как раз был такой хорошей точкой отнесения для Лукашенко», – считает гость программы Петр Рудковский.

При этом ведущий программы подчеркивает, что с Назарбаевым Лукашенко мог дружить против Кремля.

Некляев: «Виню себя во всем»

belsat.eu

Другие материалы

Светлана Калинкина: Советский Союз ожил, и мы его увидели

Выйдут ли предприниматели на Площадь?

Власти будут жестко разгонять людей на митингах?

Валерий Карбалевич: властям выгодно скрыть главных оппонентов Лукашенко

Эпидемия COVID-19 свернет шею Лукашенко?

Почему Бабарико не критикует Лукашенко?

Можно ли засудить Лукашенко за ситуацию вокруг COVID-19 в Беларуси?

«Не сумасшедшие и не самоубийцы». Лидер протестов 1990-х об альтернативных кандидатах