«Заставляли есть, а потом наблюдали, как меня тошнит». Белорусы вспоминают кошмары из детских садиков

Одни почти не помнят, как ходили в сад, другие с теплотой вспоминают, как лепили снеговика и сжигали пугало на Масленицу, а кому-то при мысли о садике на ум приходит манка и ненавистное какао с пенкой. Но рассказы некоторых повзрослевших белорусов заставляют содрогнуться и подумать – как такое вообще могло происходить? Марина Вашкевич записала истории людей, выросших в разных уголках нашей страны.

Татьяна, 35 лет, сад в Гродно

На тихий час некоторых детей отправляли спать под кровати, среди клубов пыли. Головой следовало ложиться на сандалики. Воспитательницы объясняли, что так наказывают за плохое поведение, но на самом деле они не разбирались, а просто издевались над всеми по очереди. Интересно, что родителям я решилась об этом рассказать только в школьном возрасте.

Антонина, 22 года, сад в Минске

Когда я впервые пришла в группу, выглядела как мальчик – у меня была короткая стрижка, а платьев я не носила. Воспитательница стала называть меня Антошкой, за ней стали повторять и дети – они вообще думали, что я мальчик. Было обидно до слез, и я подошла к воспитательнице, попросила называть меня Тоней.

С этого начались издевательства: если во время дневного сна я лежала с открытыми глазами, она заставляла меня стоять на холодном полу по несколько часов. Босиком, только в белье.

Такие «методы» воспитательница использовала не только со мной: однажды во время дневного сна мальчик из моей группы постоянно кашлял, а она, решив, что он делает это специально, засунула ему в рот его носки.

Иллюстрационное фото. Автор Kirill Kukhmar/TASS

Александр, 30 лет, сад в Минской области

Часто на завтрак или обед нам давали странные рулеты, от которых меня тошнило – я отказывался их есть. Воспитательницы заранее знали, что меня вырвет, и, если в меню были рулеты, сажали меня за отдельный стол и заставляли есть, а после наблюдали, как меня тошнит. Эта практика была не разовая, а постоянная.

Андрей, 33 года, сад в Минске

Няня в садике заставляла меня петь «Чунга-Чангу». Мол, раз темнокожий, то должен петь соответствующую песню. О, как я тогда это все ненавидел.

Иллюстрационное фото. Автор – Sergei Bobylev/TASS

Инга, 37 лет, сад в Гродно

Когда был тихий час, в туалет нас не пускали. В результате дети часто просыпались в луже. Особенно часто – Боря. Тогда няня или воспитательница выставляли его перед всей группой и, заливаясь смехом, объявляли, что «Боря ловил раков». А меня в туалет пускали всегда – за хорошее поведение.

Александр, 33 года, сад в деревне Бочейково, Бешенковичский район, Витебская область

Наши воспитательницы в качестве наказания ставили нас в чулан – темную комнату, где не было мебели. Родителям мы об этом почему-то не говорили. Теперь я понимаю, что это не вполне нормальная практика, но тогда я не боялся такого наказания – любил посидеть, поразмышлять в одиночестве.

Кадр из фильма «Воспитательница». Pictured: Maggie Gyllenhaal

Андрей, 50 лет, сад в Минске

Нас в садике били тяжелой мокрой тряпкой. Чтобы мы молчали, рот заклеивали клейкой лентой – это была обычная практика. Иногда привязывали ногами к ножкам стула – чтобы обездвижить. Когда привязали меня, я рассказал маме – после этого больше так не делали, но тряпкой для пола били всегда – только брызги летели.

Алекс, 34 года, сад в Волковыске

Когда пришло время отдавать меня в садик, напротив нашего дома как раз построили новый. Он предназначался для детей рабочих одного из заводов, и моим родителям – учителям истории – пришлось уговаривать заведующую принять меня. Возможно, именно поэтому я стал для воспитательниц человеком второго сорта. Их звали Бэлла Васильевна и Вера Васильевна – их имена я запомнил на всю жизнь, и я не знаю, кто из них ненавидел меня больше. Они третировали меня по-разному, но больше всего помню два случая.

Иллюстрационное фото. Автор – Sergei Bobylev/TASS

Первый: Вера Васильевна постоянно грозила, что если я не доем суп, выльет мне его за шею. И однажды-таки вылила. А когда поняла, что натворила, стала лихорадочно выгребать суп из-под моей рубашки.

Второй случай тоже произошел во время обеда: мне было плохо и есть не хотелось, но воспитательницы заставляли. Когда в результате меня вырвало в тарелку, они сказали мне есть то, что там оказалось. Я отказался и сбросил тарелку.
Но в общем я ел хорошо, даже манку и запеканки. Вот только спустя годы мама рассказала, что, когда я шел есть дома, то бубнил себе под нос: «Куда прешь, паразит, успеешь…». Позже она поняла, что это были слова воспитательниц… А еще Вера Васильевна и Бэлла Васильевна постоянно устраивали нам просмотры сеансов Кашпировского.
Лиза, 35 лет, сад под Жлобином
Не могу сказать, что это было издевательством, но сейчас вспоминать об этом странно. Если воспитательница чувствовала, что кто-то пукнул, она ставила нас в ряд и спрашивала, кто это сделал. Если никто не признавался – говорила, что будет выяснять. И выясняла – подходила к каждому и нюхала попу. А если находила «преступника», сообщала группе и стыдила его.
Марина, 22 года, сад в Бресте

Как-то я рассмеялась на тихом часу – тихо, в ладонь. В качестве наказания воспитательница приказала своим дочерям (они ходили в одну со мной группу) стянуть меня с кровати и завести в комнату другой группы. Это было грубо и больно.

Я лежала как камень, с выпученными глазами – смотрела, как чужие дети бегали вокруг меня, обсуждали меня. Сейчас это звучит смешно, но тогда мне было страшно и очень плохо.

Олеся Конькова, практикующий психолог, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и клинической психологии БГУ. Фото из личного архива

Что говорят психологи?

Почему дети не делают, казалось бы, элементарного — не рассказывают о таких случаях родителям? Чем опасен негативный опыт в садике? И главное — как защитить своего ребенка от потенциального насилия в саду? С этими вопросами мы обратились к психологу Олесе Коньковой.

Почему дети не жалуются родителям

Дети редко рассказывают родителям даже об ужасающих случаях, произошедших с ними в детском саду. Этому есть несколько объяснений.

Во-первых, родители не всегда задают нужные вопросы.

Забирая детей из сада, родители чаще всего спрашивают ребенка, хорошо ли он себя вел и что ел. И только заметив синяк или царапину, интересуются, что происходило в саду.

Во-вторых, дети живут настоящим – именно тем, что происходит в данный момент. Часто они так рады встрече с родителями, что произошедшее в течение дня становится менее существенным.

Иллюстрационное фото. Автор – Sergei Bobylev/TASS

В-третьих, в экстремальных ситуациях у детей срабатывает механизм психики, который психологи называют интроекцией агрессора. Благодаря ему психика ребенка «устроняет» агрессора как часть внешней реальности и делает его реальностью внутренней. Иными словами, ребенку легче совладать с пугающей ситуацией и выстоять, смирившись, а не оказывая сопротивление. Ощущая бессилие, ребенок приспосабливается к ситуации – так наша психика заботится о том, чтобы мы могли выжить, ведь в случае с детьми стратегия приспособления работает лучше, чем сопротивление.

Кроме того, ребенок доверяет родителям, и раз они приняли решение, что данный воспитатель хорошо о нем позаботится, значит, всему, что исходит от этого человека, нужно подчиняться. То есть ребенок представляет себе, что агрессор прав, а он, малыш, заслужил такое обращение. К тому же некоторые дети просто не верят, что родители могут их защитить.

Чем чреват плохой опыт из детского садика

В результате детских травм человек склонен к иррациональным установкам и убеждениям в отношении самого себя. Могут возникать сложности в социализации, в профессиональной реализации и в выстраивании личных отношений. Это прекрасно иллюстрирует случай 15-летнего подростка, который очень хотел, но не мог подружиться со сверстниками. Как выяснилось, в детском саду он был очень активным, и за это воспитательница его невзлюбила. Она сажала его есть отдельно, а другим детям не разрешала с ним дружить и говорила, что этот мальчик – волк, который может покусать. Такие последствия взрослым приходится лечить, работая с психологом.

Также человек, получивший психологическую травму, подобную описанным героями материала, во взрослом возрасте может ощущать бессилие в ситуациях, напоминающих болезненные события из детства.

Приведу примеры из практики: одна молодая женщина впадала в состояние беспомощности, когда кто-то другой ругал ее детей. Оказалось, в детстве ее саму в качестве наказания воспитательница заставляла стоять раздетой перед другими детьми.

Иллюстрационное фото. Автор Sergei Bobylev/TASS

Другая женщина, которую в детстве били по попе линейкой и ставили в угол в трусах и майке, в последствии немела перед учительницей своего сына, будучи не в состоянии отстаивать его интересов.

Что делать, чтобы ваш ребенок не пострадал в детском саду?

В первую очередь всем родителям стоит научиться задавать ребенку вопросы – те, что помогут выстроить с сыном или дочерью доверительные отношения:

  • Что было самым лучшим и самым худшим из того, что произошло за сегодня?
  • Нуждался ли ты сегодня в помощи?
  • А может быть, ты сам кому-то помогал?
  • Что больше всего тебя порадовало и огорчило сегодня?
  • Как дела у твоих друзей?

Кроме того, психологи едины во мнении, что именно от отношений с воспитательницей прежде всего зависит, будет ли ребенку хорошо в саду. Поэтому, выбирая для сына или дочери сад, прежде всего обращать внимание стоит не количество развивающих занятий или оборудование, а на личность воспитательниц. Важно, чтобы они вступали в личный контакт, смотрели в глаза, внимательно относились не только к поведению ребенка, но и к его состоянию.

Марина Вашкевич, belsat.eu

Новости