«За разговоры о вирусе можно попасть в ШИЗО». Что происходит в Бобруйской колонии

В бобруйской исправительной колонии № 2 – вспышка коронавируса. Отряд закрыли на карантин, запрещены свидания, а за распространение информации о больных заключенных ждут наказания от администрации.

Информацию собирают по крупицам

О том, что в Бобруйской ИК №2 появился коронавирус, родственники осужденных узнали в 20-х числах мая и едва не случайно. Жена одного из осужденных вспоминает, что первые подозрения начались, когда в группе колонии «Вконтакте» начали писать об отсутствии звонков от родственников и общих подозрениях.

Иллюстративный снимок

«Когда мне позвонил муж, то я не стала ждать, пока он что-то скажет. Но в люб заявила, что все знаю об инфекции. Он просто подтвердил мои опасения», – говорит женщина.

Волна коронавируса придет из тюрем. Нужна амнистия

Она говорит, что подробностей никто не знает.

«Говорить об этом запрещено, можно попасть в ШИЗО. Информацию складываем из разных сообщений в группе «Вконтакте» и Viber», – говорит она.

Эту информацию подтверждает и бывший политзаключенный Дмитрий Полиенко. Он 2 года отсидел в Бобруйской колонии и теперь поддерживает связи с некоторыми заключенными. Он говорит, что заключенные в колонии запуганы.

Дмитрий Полиенко. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

«Всю информацию родственникам о коронавирусе они говорят только по телефону. Даже во время свиданий через Skype сказать ничего не могут, так как за ними следит администрация», – сетует он.

Согласно источнику «Белсата», два отряда, самые отдаленные, расформировали и используют как карантинные. Это значит, что люди там не работают, а просто сидят по баракам. Туда переводят не только больных, но и так называемые контакты 1-го и 2-го уровня.

Вирус принес медработник

Родственники осужденных говорят, что вирус принесли медработники. Однако общей картины заключенные не знают. Администрация не дает никакой информации, что только порождает новые сплетни. В том числе о смерти. Но жена заключенного считает, что это неправда.

«Если бы родственники узнали, что с их близкими что-то такое произошло, то никто не стал бы молчать!» – уверена она.

Дмитрий Полиенко говорит, что в колонии многие болеют пневмонией. Однако неизвестно, делают ли кому-то тесты. Матерям, которые звонят в колонию, чтобы узнать, что происходит с их детьми, отвечают: «Все хорошо».

Приемное отделение одного из столичных медучреждений. Фото: «Белсат»

Дмитрий Полиенко говорит, что сейчас в колонии, помимо карантинного отряда, делают дезинфекции и уборки. Осужденные шьют маски и защитные костюмы.

«Государство скрывает любую информацию о COVID-19 в колониях»

Всемирная организация здравоохранения ранее заявляла, что люди, находящиеся в заключении, наиболее уязвимы перед COVID-19. В местах лишения свободы практически нет личного пространства, поэтому вирус очень быстро распространяется.

Иллюстративный снимок

Правозащитник Сергей Устинов считает, что государство скрывает любую информацию о COVID-19 в исправительных колониях. Даже ничего не говорится о мерах профилактики.

Почти 300 российских тюремщиков заразились коронавирусом

«Много случаев, когда людям в исправительных колониях и раньше не оказывали определенную врачебную помощь и те умирали. А что говорить о коронавирусе, который распространяется безумными темпами. Если умножить это на любовь государственных органов скрывать реальную статистику, то масштабы эпидемии в пенитенциарных учреждениях могут быть ужасными», – говорит он.

Сейчас в колониях запрещены встречи с родственниками. Сергей Устинов считает, что это –адекватная мера. Телефонные звонки разрешены, но часто этот используется против узников.

«А это – неприемлемо», – отмечает правозащитник.

Корреспонденту «Белсата» не удалось связаться с администрацией колонии и получить комментарий по поводу ситуации – 2 дня подряд ответственного лица не было на месте.

Ксения Тарасевич/АА belsat.eu

Новости