Как происходит смена власти в Узбекистане после смерти Ислама Каримова?

«Белсат» побеседовал с председателем ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надеждой Атаевой.

— Как сейчас происходит транзит власти в стране, где фактически за 25 лет независимости политические элиты не имели такой проблемы?

— К власти абсолютно широким шагом идет премьер-министр, который временно исполняет обязанности президента, который уже четко показывает свой авторитарный подход, нарушая Конституцию Узбекистана. В этом смысле я считаю, что господин Мирзиёев для фона пригласил (других кандидатов — ред.) На президентские выборы, и уже в принципе определено, что он сам себя и выбрал, так как все условия для предвыборной кампании — исключительно формальные, их невозможно назвать нормальными. Поэтому транзит власти происходит с нарушением фундаментальных прав. Нет условий для свободного политического выбора лидера нации.

Ислам Каримов был известен жестоким подавлением инакомыслия и многочисленными нарушениями прав человека. Возможно ли то, что будущий президент Шавкат Мирзиёев будет придерживаться той же линии?

Мирзиёев воспитан в политической системе Ислама Каримова. Это человек абсолютно не либеральный. Я думаю, у него будут свои жесткие методы, которые лишь в деталях будут отличаться от условий управления Ислама Каримова. Однако, я не вижу каких-то позитивных перспектив, при которых бы в стране выполнялось свобода слова, возникло бы разделение власти. Пока мы видим превосходство исполнительной власти над судебной и другими ветвями власти. Скорее всего, эта политика будет продолжаться, может быть, даже усиливаться.

— Если отойти от политической борьбы в верхах, то как сейчас выглядит жизнь простых жителей Узбекистана?

— Люди становятся жертвами коррумпированных работников правоохранительных органов. Их могут, особенно в сезон сбора хлопка, привлекать к административной ответственности с той целью, чтобы принудительно использовать в хлопковом секторе Узбекистана. Пока умалчивается проблема, связанная с профессиональными заболеваниями на предприятиях Узбекистана. На больших машиностроительных предприятиях до сих пор старое оборудование и очень частые случаи травмирования и смерти. Все эти факты никак не исследуются. То есть люди понимают, что добиться справедливости в стране невозможно. Те, кто более-менее репрезентируют интеллигенцию в Узбекистане, используют право обращения в государственные учреждения и пытаются таким образом добиваться соблюдения своих прав. Самых настойчивых могут обвинить, что они посягают на конституционный строй, то есть бюрократия или малообразованные, или слишком агрессивные. На мой взгляд, такой застойное и системное состояние вне справедливости становится источником и радикализации, и эмиграции. Я очень надеюсь, что Узбекистан станет влиятельным не только по численности населения, но и в том, что власти сильные, и войско сильное, традиции сильные. Узбекистан может победить деспотию и положительно повлиять на весь центрально-азиатский регион. Стабильность во многом зависит не от того давления, в котором власти привыкли говорить со своим народом, а от общественной дискуссии, от возможности высказывать свое мнение. Я очень жду, когда власти повзрослеют, чтобы отвечать на вопросы, которые волнуют общество. Если будут созданы условия для справедливой судебной системы, для свободы слова, тогда все остальные фундаментальные права будут реанимироваться, и общество будет дышать совсем по-другому.

МЯ, belsat.eu

Теги:

Новости