Сергей Анищенко: «Максим Танк сказал, что я плохой белорус»

В интервью Belsat.eu организатор запрещенного властями Полоцке фестиваля «Рок-кола» рассказывает об ожидании звонка из Минкульта, концерты депутата Девятовского и желание сделать фест, в пять раз лучше «Басовище».

Belsat.eu: Как-то я попал на ваш фестиваль. Помню, что выступали «Mauzer» i NRM. Последние были тогда запрещены, но якобы в качестве исключения получили разрешение спеть пять песен.

Сергей Анищенко: Это был 2005-й год, это был Полоцкий ГДК. N.R.M. тогда исполнили только пять песен, так как существует дисциплина и порядок: в 23 несовершеннолетняя молодежь должна быть дома. И никто нам ничего не отключал. Знаешь, никто никогда не создавал никаких препятствий для фестиваля. Единственное, конечно, в чем была проблема последнего фестиваля 2007-го года – на горисполкоме появились надписи, связанные с бело-красно-белым флагом. Ну разумеется, такое время, как бы еще отреагировали… Я всегда говорил, не надо связывать политику с рок-н-роллом, тем более в нынешней ситуации. Сегодня это либо музыка, либо политика.

Рок-фестиваль «Рок-Кола» возник в 1990 году. 14 раз он проводился в Новополоцке, а три последних раза – в Полоцке. После фестиваля 2007-го года Полоцкий горисполком запретил фестиваль. Были попытки перенести «Рок-Кола» в Смоленск или Логойск, которые, однако закончились безрезультатно. Основой «Рок-Кола» был конкурс молодых групп из разных стран, а основным языком был белорусский. На фестивале в свое время выступали «генералы белорусского рок-н-ролла» NRM, «Neuro Dubel», «Крама» и другие известные группы.

Так получилось, что власти увидели надписи, разозлились и решили отыграться на ком-то?

Это как раз был второй день «Рок-Кола». На горисполкоме появились надписи и флаг. И это было закрытие. Это был восемнадцатый фестиваль, первый состоялся в 1990-м году.

Значит, «Рок-Кола» и «Басовище» родились в одном году?

Конечно. В 1992-1993-м году я возил на «Басовище» группы «Мясцовы час» и «Грюнвальд». Я считаю, что «Мясцовы час» был единственным таким коллективом в Беларуси, который имел такую ​​известность и голос, каких больше здесь нет. Жаль одного, ты понимаешь, что исчез дух белорусского рок-н-ролла, который был заложен «Мрояй». Мы познакомились в 1986-м году, ещё будучи участниками групп «Пошук» и Рокаш », где я был вокалистом. После были «Мясцовы час», «Кадетский корпус», «Грюнвальд». После это все испортилось. Вот что сегодня у нас слушают – «Red Hot Chilli Peppers», например. Многие из «тех» рок-н-ролльщиков стали кавер-группами и поют песенки русского рок-н-ролла и даже попсы. Вот этого жалко: не стало духа, того белорусского рок-движения в хорошем смысле.

Есть ли силы и желание возродить «Рок-Кола»?

Я себе задаю вопрос: «А зачем?» Вот сам с собой рассуждаешь, хотелось ли бы вернуть или думаешь: «Не живи ты прошлым». Сегодня будет очень трудно начать. Это даже не условия политические, а это будет жесткий отбор… вот там, я думаю, может, сегодня и будет выключаться электричество. Я никогда не собирал у музыкантов их тексты, не спрашивал, что они будут там петь. В Новополоцке начались сейчас такие фестивали, которые проводит Вадим Девятовский (депутат Палаты Представителей Национального собрания  Belsat.eu). Он просит меня выйти на его фестивале, поприветствовать людей, но я не хочу ни под какими флагами делать фестиваль. Отвечу честно  ни под бело-красно-белыми, ни под красно-зелеными. Я хочу, чтобы это все-таки был музыкальный фестиваль. Не надо мне вот этих политических, больше не хочу, просто хотелось бы, чтобы для Беларуси была музыка.

Интересно, что за фестиваль у Вадима Девятовского?

Он хочет оживлять, он очень замечательный парень! Мы встречаемся с ним, разговариваем. Я бы ему помогал. Но я ему ответил: «Сними свой баннер «Белая Русь», и я не буду вешать свое». Просто давай сделаем хороший праздник! Но у них же есть «отчетники» А у меня их не было. То есть, конечно, жаль, что нет площадки, нет таких «Рок-коронаций». А нет и потому, что нет больше и «королей рок-н-ролла».

Когда фестиваль закрыли, упоминались идеи перевезти его в Смоленск. Что там не срослось?

Смоленск не сросся. Речь шла также о Логойске – продюсер Сергей Жданович предложил. Ну и было предложение со Смоленского рок-клуба перевести «Рок-Кола» туда. Но во-первых, это Россия. «Рок-Кола» уже было бы не рок-колам. Во-вторых, здесь все-таки есть дух. Почему фестиваль переехал из Новополоцка в Полоцк – здесь дух истории, дух культуры. Ну а еще ты дома, ты знал музыкантов, ты знал бизнесменов, которые тебе помогали. А там? Вот провели какую-то «Грозу» в Логойске. А дальше? Кто-то попытался 18 лет делать республиканский рок-фестиваль? Без поддержки государства. Мне же сегодня позволяют – делай фестиваль, только, чтобы не было названия «Рок-Кола». Но это как ребенок – мать назвала, а потом сказала: «Нет, детка, мне не нравится». И я поэтому не хочу. Это что – по новой доказывать, кто ты такой: Аниса или не Аниса?

В постановлении с запретом еще написано, что фестиваль якобы плохо влияет на православный имидж города.

Я это наизусть помню. «Считать нецелесообразно проведением фестиваля «Рок-кола», вредящим Православие и духовности города Полоцка». Я после разговаривал с православной общиной и говорил: «Извините, у меня на сцене стоят католики, православные, протестанты, униаты. Разве кто-то хоть когда призывал к чему-то плохому?». Просто звучала музыка.

А они что?

Ничего, для них нет разницы. Там ни власти не понимали, что случилось, ни мы.

Так значит, сверху была команда?

Я думаю, что да.

А как вы вообще начали активно заниматься музыкой и концертами? Какие интересные истории вспоминаете со времен своей музыкальной карьеры?

Во-первых, вспоминается то же знакомство с Лявоном Вольским. Ты не понимаешь, что такое 1986 й год, когда у меня была группа «Пошук», у нас в Новополоцке было литобъединение «Криница». Нам писали и Сергей Соколов-Воюш, Олег Минкин. Был 1986 й год, Сергей решил познакомить нас с «Мрояй». Мы ехали в Минск, а мы познакомились в Союзе писателей, еще был жив Максим Танк, и мы все думали, какая же эта «Мроя», как «Deep Purple». И нам дали послушать первую запись, а мы везли свой первый альбом, который назывался «Первый шаг». Когда мы приехали, то увидели, что это были такие же ребята, молодые, которые только вернулись из армии. Мы провели такой первый концерт, еще помню, как мне сказал Максим Танк: Эй, кепскі ты беларус», а я не знал даже такого слова «кепскі». Побежал спрашивать у Соколова-Воюша и у Лявона. После спрашиваю Максима Танка: почему, я ведь пел по-белорусски. А он отвечает: «Поешь хорошо, говорить пока не можешь».

Вернемся к «Рок-Колу». Как думаете, почему власти Беларуси не попытались взять фестиваль под контроль, а грубо его запретили. Например, к рок-фестивалю «Нашествие» в России активно подключилось Минобороны.

У меня не было препятствий со стороны государства. Ни со стороны горисполкома, ни со стороны каких-то силовых структур  не было. Я до сих пор не понимаю, почему именно в тот момент вот какое терпение властей лопнуло.

Это же еще был и момент некоего застоя, в стране ничего не происходило.

Конечно. И если бы в тот момент какие-то структуры помогли, можно было бы сделать большой всебелорусский проект. Я всю жизнь говорю: «Вы у молодежи много забрали и ничего не предложили». Я сделал детский фестиваль «Халі-Хало», он был с 1994 по 2003-й. Прекратился. Но по прошествии 10 лет его предложило Министерство культуры. Вот почему с «Рок-Колам» никто не наберется … Вот представим, что я сегодня сижу такой весь с властью в Министерстве культуры и такой говорю: «Где там тот Аниса? Почему бы не сделать фестиваль? Ну-ка позовите его ко мне. И будем разговаривать». И мне скажут: «Давайте не будем переступать какие-то границы». И я вот очень часто мечтаю, что когда-то наберут телефон и скажут: «Слушай, давай!» Вот может тогда… Мне 52 года, есть такая штука: у меня четверо детей, пять внуков, хочется пожить спокойно. Но меня можно завести, и я снова стану 25-летним. И я знаю, с чего начать! И тогда бы не надо было уезжать нашим группам. На «Басовище» мне очень нравилось, но ты ехал в гости, мы стояли в очередях, чтобы открыть визы. И уже то «Басовище» было не нужно. А здесь хотелось бы, чтобы мы были дома, и могли устроить фестиваль в пять раз лучше!

Беседовал Дмитрий Кустовский, belsat.eu

Теги:

Новости