«Сталинские репрессии изобрели на Западе». Конкурс «Мемориала» для школьников пытались сорвать «патриоты»

В Москве состоялось награждение победителей и финалистов конкурса «Человек в истории. Россия – XX век», который в двадцатый раз организовывает «Международный Мемориал». Как и каждый год у места проведения мероприятия – возле театра «У Никитских ворот» – собрались те, кто называет себя «патриотами». Участники прокремлевских организаций НОД и SERB пытались прорваться на мероприятие. Belsat.eu пообщался c теми, кому не по душе, что российские школьники исследуют прошлое России, а также с членами жюри и гостями мероприятия о том, почему люди боятся говориться о страшной российской истории.

«Патриоты» с красными советскими флагами и самодельными плакатами, осуждающими «Мемориал», его работу с молодежью и лично председателя жюри конкурса писателя Людмилу Улицкую, окружили театр с трех сторон. Они раздают газеты движения и пытаются общаться с прохожими. Один из них – Юрий Кузнецов, «патриот России», как он сам представляется «Белсату».

Юрий Кузнецов, «патриот России»:

«Я просто патриот России, а здесь происходит заседание организации «Мемориал», которая была создана в 1991 году, чтобы влиять на нашу молодежь как бы в отрицательном плане. Их задача – описывать самое плохое и мерзкое в нашей истории. Конечно, история страны неоднозначна, но это наша история, и мы ее никому никогда не отдадим. Ошибки были, конечно, но говорить мерзости о своей истории – плохо. Я внимательно изучил это дело – то, что публикует «Мемориал». Все эти их занятия непатриотичны».

А у вас в семье кто-то пострадал от сталинских репрессий?

«Да, вы знаете, у моей матери первого мужа арестовали, но я не считаю, что это было…

Многие говорят, что репрессии были двоичны – часть репрессий проводилась для очистки государства от внешних врагов, но часть проводилась в пику – троцкистами».

То есть вы считаете, что первого мужа вашей матери справедливо репрессировали?

«Это было несправедливо, но это были наветы. Такое было жесткое время. Все эти проблемы государства не нужно обсуждать так яро, потому что это жизнь нашей страны. И в любой стране могут быть… Посмотрите, сколько негатива происходит в США или в Германии».

«Патриот России» Юрий Сафронов. Фото – belsat.eu

Но школьники, принимающие участие в конкурсе, говорят о своей собственной стране.

«Да, но они находят в ней самое плохое».

Но ведь это было.

«Ну и что. В нашей стране же было столько великолепного».

***

Вход в театр блокируют активисты движения SERB, появлению которых никто, такое впечатление, не удивлен. У дверей стоит охрана. Напротив толпы, собравшейся у входа с таким же красным флагом, как его коллега, и плакатом расположился Геннадий Сафронов, «просто гражданин, не от какой-то организации», как он поясняет. Хотя верится этому с трудом. За углом стоит третий пикетчик, на его плакате что-то о том, что «Мемориал» воспитывает власовцев.

Геннадий Сафронов, «просто гражданин»:

«Я добиваюсь запрета организации «Мемориал». В 80-е гг. мы поверили басням Запада и в 1991 году разрушили свое Отечество – Советский Союз, великую страну. В нашу страну приходят самые разные идеологии, мы с этим ничего сделать не можем».

Геннадий Сафронов у здания театра «У Никитских ворот». Фото — belsat.eu

Но это ведь хорошо, что дети интересуются историей своей страны, в том числе, тяжелыми, страшными страницами?

«Это замечательно, но историю нашей страны неоднократно переписали Сорос и его последователи. И сегодня эта история искажена и извращена».

То есть вы считаете, что сталинских репрессий не было?

«Сталинские репрессии – это миф, который изобрели на Западе для того, чтобы переформатировать наше население. Более того, книга Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» сыграла огромную роль в разрушении нашего Отечества».

А у вас в семье кто-то пострадал в 1930-е годы?

«У меня в семье пострадали моя мама, мой дед и прадед, потому что мои родители были зажиточными кулаками. Они были репрессированы и сосланы в Сибирь из девяти детей вернулось только трое».

И как бы ваши родители отнеслись к словам, что никаких репрессий не было?

«Когда я изучал в свое время научный коммунизм и историю КПСС и приехал маме рассказывать про культ личности Сталина, она мне сказала: «Сын, ты в то время не жил, поэтому никогда не говори плохо про Сталина. Это святой человек». И это женщина, которая была репрессирована. А в 2001 году она добилась того, чтобы была реабилитирована вся наша семья».

***

Внутри театра – выставка проектов, подготовленных школьниками. Старшеклассники из 79 регионов России работали в архивах, говорили с очевидцами, искали заброшенное наследие ГУЛАГа. Кто-то писал сочинение о семейной истории, кто-то о цене Победы, кто-то об обществе и власти. То, что было написано, школьники представили в виде проектов.

Выставку рассматривают и члены жюри, и сотрудники «Мемориала», и гости, пришедшие на церемонию награждения. Мы поговорили с ними о важности мероприятия и важности личной памяти.

Церемония награждения финалистов и победителей конкурса. Фото — belsat.eu

Людмила Улицкая, председатель жюри конкурса, писатель:

За 20 лет произошел очень большой и широкий процесс. Мы начинаем разговор со школьниками от точки малой родины. У каждого человека есть дом, в котором он вырос, улица, по которой он ходил, родные, которые либо живы, либо уже умерли. И это биологическая привязанность человека к месту рождения. У животных она тоже, конечно, бывает: птицы перелетные почему-то улетают, рыбы возвращаются на место, где они вывелись. Вот эта привязанность к Родине очень важна в человеке. Человек – единственное существо, которое имеет память, которую умеет устно передавать, речь отличает нас от животных.

Писатель Людмила Улицкая. Фото — belsat.eu

Тема памяти, тема передачи памяти, тема включения себя в цепочку ранее живущих людей, твоих родственников – это чрезвычайно важно. Таким образом ставится гвоздик, точечка. И ты знаешь, что ты навсегда с этим местом связан. Для великого писателя Набокова, завоевавшего весь мир, воспоминания о Рождествено, о реке, которая там текла остались прожигающей его насквозь точкой, он этого никогда не забыл. И поэтому важно, что в молодые годы, когда можно еще найти следы недавнего прошлого, человек этим занимается. Кроме того, происходит некоторая инициация. Человек делается гражданином в это время, он относится более сознательно к своему существованию на этой земле и в этом месте.

Социологи часто говорят о безразличии молодого поколения к теме сталинских репрессий. Как вы думаете, в чем причина?

Причина, конечно, не одна. Во-первых, страх. Это совершенно естественное чувство человека, оно иногда сохраняет нам жизнь. Но когда в течение долгих десятилетий люди жили в ощущении страха, потому что раскулачили деда или посадили бабушку, потому что она в церковь, например, ходила и была церковной старостой (эти истории мы читаем в сочинения школьников). Это важно для установления картины мира, когда ты видишь – вот мир и вот я, единичная особь, которая должна освоить как можно больше информации.

Я помню, что я очень давно – мне было лет двадцать семь – была в Средней Азии в одном ауле. И старый мусульманин сказал весьма презрительно: «У нас каждый человек знает до седьмого колена своих предков, а если не знает – то он бродяга бездомный. А вы, русские, имен дедов не знаете». Я помню, что меня тогда это ужасно поразило, я поняла, что он прав. Вот это ощущение, что позади меня ничего нет, оно сейчас проходит, потому что сейчас очень многие люди занимаются генеалогией. Генетические анализы, плевки в пробирку тоже продиктованы тем, что человек хочет знать, откуда он, кто там позади, кто среди его предков.

Те люди, которые сегодня стоят у входа в театр, требуют запретить «Мемориал» – это следствие страха?

Мы сейчас поспорили на этот счет с Левой Рубинштейном. Я говорю – надо их пригласить, пусть они посидят, послушают, мы не делаем ничего опасного или вредного для государства. Ровно наоборот, я бы сказала. На что мне Лева сказал: «Люся, это люди на зарплате, сотрудники организации». А когда человек долго идет на работу, он должен делать то, за что получает зарплату. Но людей непросвещенных и детей, которые об этом просто не задумывались, я бы пригласила сюда.

Глава «Международного Мемориала» Ян Рачинский. Фото – belsat.eu

Ян Рачинский, председатель «Международного Мемориала»:

Значение этого конкурса велико еще и с исследовательской точки зрения, потому что во многих работах обнаруживаются ранее неизвестные факты. Но главное наше достижение в том, что дети не по учебникам изучают историю, а сами прикасаются к этой истории: они говорят со свидетелями, учатся пропускать материал через себя, относиться критически ко всему, что они слышат.

Лев Рубинштейн, писатель:

Это же будущее, это закладывание фундамента под будущее. Я считаю, что дети, которые сегодня сюда приехали, – это лучшие дети страны, без экзальтации, без преувеличения. Дети, которые интересуются историей собственной страны, собственных семей – это, учитывая всю историю нашей страны, явление относительно новое и очень оптимистическое.

Писатель Лев Рубинштейн. Фото — belsat.eu

Мы все выросли в ситуации исторической секретности, когда в семьях не принято было ничего рассказывать про бабушек и дедушек, потому что неизвестно, чем могло это кончиться, когда скрывались или уничтожались бабушкины гимназические аттестаты. Или разговоры о том, что какой-то прадедушка был священником, а какой-то был купцом. Все выросли в полном незнании. Вот я дальше бабушки никого не знал.

Очень важно, что эти дети все из провинции. Это здесь в Москве много возможностей. А они этим занимались непонятно в каких углах, честь им и хвала.

А тем людям, которые сегодня у входа протестуют, хорошие учителя не попались в свое время?

Я почти уверен, что это не самостоятельные люди. Я почти уверен, что они, если не на зарплате у кого-то, то точно под крышей. Это заметно. Я подходил к театру, и прямо из их среды ко мне с микрофоном с надписью «Россия» сунулся какой-то человек. Я сказал, что с федеральными каналами не разговариваю, а он стал на меня кричать, мол, кто вы такой. Я понимаю, что эти люди задают вопросы не для того, чтобы слушать ответы. Это люди с цельным риторическим сознанием – у них ответ на все заранее готов. Они есть и будут. Главное, чтобы они не кусались – в прямом и переносном смысле.

Сейчас много говорится о последнем опросе «Левада-центра» – о 70 %, которые не видят проблемы со сталинским периодом. Можно верить или не верить этой цифре. Но почему, по-вашему, происходит возвращение к разговорам о неоднозначности этой фигуры?

Это не возвращение. Слово «Сталин» давно оторвалось от реального исторического персонажа. Оно, может быть, даже написанное с маленькой буквы, для очень многих стало означать мечту о справедливости, о порядке. Люди не знают истории. Они думают так – при Сталине был порядок, не так воровали, чиновники были скромнее. Дело не в Сталине. Они не хотят репрессий. А если хотят, то не для себя.

А нынешняя власть им дает какое-то ощущение «сталинского» порядка?

Кому как. Российское сознание до сих пор – монархическое. И всегда виноваты все, кроме первого лица. В крайнем случае, ему не рассказывают, от него скрывают. В последние годы жизни Сталина, я слышал это от собственной мамы, было принято думать, что если донести до сведения Сталина о происходящем ужасе, он это дело прекратит.

В этих школьниках вы видите надежду на другое будущее России?

Только в них и есть надежда. Из всех великих дел «Мемориала» этот проект для меня на втором месте после «Возвращения имен». Это великие вещи. Это очень духоподъемно и, по-научному говоря, катарсически.

Читайте также:

Жертвы террора: Красного, Большого и Новейшего

Маша Макарова, belsat.eu

Новости