Сечин на Немиге, или Бойцы вспоминали минувшие дни…

Александр
Федута
политконсультант

Не волнуйтесь, друзья мои! То, что сейчас ни «Дрозды», ни Кремль не комментируют результаты разговоров Александра Григорьевича Лукашенко с Игорем Ивановичем Сечиным, вовсе не означает, что мы никогда не узнаем, о чем они говорили. Сами же и проговорятся. По крайней мере, «наш» проговорится непременно, опять посещая какое-нибудь недомодернизированное предприятие. Западные дипломаты наверняка запаслись попкорном и навострили телевизоры.

Сейчас будем исходить из того немногого, о чем мы знаем относительно достоверно.

Игорь Сечин. Источник: Mikhail Klimentyev / TASS / Forum

Вопрос о цене на нефть снят с повестки дня. Для Беларуси она точно будет мировой. Никто не объяснил нам с вами толком, как она будет определяться, но это ведь и создает для обеих сторон, участвующих в процессе, некоторое поле для маневра. Скорее всего, отработан и описан какой-то внятный механизм формулирования этой цены. Например, подсчитывается средняя мировая цена за январь, которая становится ценой на март. И так далее – с опозданием на месяц. Это не худший вариант, о чем, кстати, и заявил уже порядком подзабытый в суматохе Светлогорска вице-премьер Беларуси господин Крутой.

Таинственный визит: с какими предложениями Сечин приезжал к Лукашенко?

Остается два взаимосвязанных фактора. Вернее, теперь уже три.

Первый – вопрос об объемах поставок. Собственно говоря, это и была – с моей точки зрения – одна из причин прилета Игоря Сечина. Поставки от возглавляемой им «Роснефти» должны быть самыми объемными, посему ряд вопросов и нужно было обсудить. В частности, о форме и порядке платежей. Никаких кредитов – и это понятно – от российского правительства на этот раз мы не получим. Значит, Игоря Ивановича волнует, рассчитывается ли белорусское правительство с ним «живыми» деньгами или же, как писал классик, борзыми щенками – то есть, акциями предприятий. Таковых предприятий в стране, в лучшем случае, десять штук, и далеко не все они интересуют непосредственно «Роснефть». Так что, может случиться: российскому правительству переуступается, скажем, пакет акций Белорусской железной дороги (а то что-то много разговоров пошло о необходимости привлечения туда инвестиций), а уже российское правительство соответствующую сумму денег оплачивает не непосредственно в Минск (чего их туда-сюда гонять-то?), а сразу Сечину. Поскольку такой вариант сбрасывать со счетов нельзя, я бы посоветовал не зацикливаться исключительно на белорусских НПЗ. Как сказал бы принц Гамлет,

Есть многое на свете, друг Лебедько,

Что и не снилось нашим мудрецам…

Как нефтяные споры повлияют на зарплаты белорусов?

Второй фактор – это как раз вопрос о кредите. Не на покупку нефти, а на строительство АЭС в Островце. Очевидно, что белорусское правительство изначально этот вопрос увязывало. Во всяком случае, все тот же вице-премьер Крутой не случайно упомянул об «атомном» кредите, комментируя нефтяные переговоры в Сочи. Нам уже ответили на этот запрос – отрицательно. Мы уже прореагировали на этот ответ – в Светлогорске. В общем, все высказались, теперь пора говорить по существу.

По существу же, на месте белорусского правительства я бы тоже увязал оба вопроса: дескать, мы пошли навстречу вам в связи с налоговым маневром по нефти – давайте, ребята, теперь идите навстречу нам по мирному атому. И поскольку вопрос был увязан изначально – то есть, в Сочи, – высока вероятность того, что реструктуризация выплат по этому кредиту рассматривается обеими сторонами также и в связи с формой погашения стоимости российской нефти. Это, во всяком случае, Кремлем может быть воспринято как нечто справедливое. Не случайно нам не отказали «вообще» – а лишь указали, что предлагаемая белорусской стороной форма реструктуризации неприемлема. То есть, отдавайте то, что нам нужно, а не «зайчиками».

Песков: У Лукашенко эмоции берут верх

А вот третий фактор в ходе переговоров очевидно не учитывался и не мог учитываться. Это результат рассмотрения иска по делу ЮКОСа, который явно наложит сейчас отпечаток на все действия руководства «Роснефти» на международной арене – в том числе, и по отношению к Беларуси. 50 миллиардов долларов, которые российское правительство должно таки вернуть акционерам ЮКОСа, лежат именно в «Роснефти». Откуда их брать еще? И если их оттуда и возьмут, сможет ли в принципе действовать вся эта сложная система взаиморасчетов с учетом «Роснефти»?

Не знаю, друзья мои, не знаю. Пребывание Сечина на берегах Немиги на сей раз не было ознаменовано сечей кровавой – так уже хорошо! А что комментариев не было – так что комментировать-то? Стороны обменялись высказыванием интересов и воспоминаниями о том счастливом времени, когда никакие налоговые маневры не мешали братским поцелуям. А мы возрадуемся, что мировая цена на попкорн не подвержена валютным колебаниям.

Американская нефть – в Беларусь через Польшу

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы