Самый лучший момент «скипнуть» от России? Что скрывается за предложением Саудовской Аравии

Нефтяная война между Саудовской Аравией и Россией, которая началась ровно неделю назад, уже существенно обвалила мировые цены на черное золото. Но противостояние между странами не прекращается. Может ли этим конфликтом воспользоваться Беларусь? Или же она просто станет жертвой нефтяного противостояния? Разбираемся вместе с экспертами.

Нефтяная война набирает обороты

Из-за вспышки коронавируса на мировом рынке образовался избыток нефти. Саудовская Аравия предложила сократить ее добычу, чтобы сохранить уровень цен. Но 6 марта российское делегация покинула соответствующие переговоры. Россия также вышла из предварительного соглашения, которое позволяет управлять мировыми ценами на нефть с 2016 года. Таким образом с 1 апреля все ограничения производства нефти отменяются.

Динамика цен на нефть в 2019-2020 годах.

«Для России сделка с OПЕК+ была лишена смысла», – заявил пресс-секретарь компании «Роснефть» Михаил Леонтьев. По его мнению, уступая собственные рынки, Москва лишь «расчищала место» для американской сланцевой нефти, добыча которой выгодна при высоких ценах.

«Черный понедельник» на нефтяном рынке. Что произошло и что будет дальше – рассказывают эксперты

После выхода России из соглашения, Саудовская Аравия заявила, что планирует увеличить добычу нефти к концу года до 12 млн баррелей в сутки и пообещала клиентам скидки в 20%. На это заявление отреагировал рынок: баррель нефти марки «Brent» обвалился до $ 31. В конце февраля цена «Brent» составляла около $ 50 за баррель. Падение стало рекордным за почти 30 лет.

Более того, саудовская государственная нефтедобывающая компания «Saudi Aramco» заявила о планах поставлять на европейский рынок около 4,2 млн баррелей нефти ежедневно (по $ 25 за баррель) – «берите дешево и много». Среди стран, к которым обратились саудиты, оказалась и Беларусь.

Но Россия сдаваться не собирается. Так, «Роснефть» планирует увеличить добычу нефти с 1 апреля. Ожидается, что она начнет наращивать добычу нефти на 300 000 баррелей в день в течение недели-двух.

Саудовская Аравия и Россия летят навстречу друг другу

Ввиду того, что Саудовская Аравия решила начать нефтяную войну с Россией, специалист по неевропейских цивилизациях Евгений Красулин видит в лице фактического руководителя страны, наследного принца Мухаммеда бин Сальмана, который известен своим авторитаризмом.

«Это был шок для всех. Кто ожидал от рядовой встречи в Вене, где собиралась OПЕК+, что будет такое? Но бин Сальман сел в свой автомобиль с сильным двигателем, нажал на педаль газа и помчался вперед. А впереди у него практически такой же человек – Владимир Путин, который в свою очередь сел в свой автомобиль, нажал на педаль и помчался», – отметил он в комментарии «Белсату».

Bloomberg: Россия планирует увеличить добычу нефти

По словам собеседника, пока признаков того, что кто-то планирует остановиться, нет. Эксперт полагает, что Эр-Рияд хочет выжать Москву с международных рынков, но вопрос в том, «у кого более крепкие нервы». Также неизвестно, как долго продлится текущий кризис, который складывается из коронавируса и связанных с ним событий: замедления производства и запретов на поездки, что прежде всего бьет по углеводородным рынках.

Евгений Красулин полагает, что противостояние с Саудовской Аравией приведет к сокращению расходов на социальные программы в России – на образование, здравоохранение и прочее. При этом собеседник не ожидает резкого роста спроса на нефть даже после окончания пандемии коронавируса. Причину этого он видит в активности трейдеров, у которых теперь «золотая эпоха» из-за дешевой нефти.

Мухаммеда бин Сальмана связывают с убийством журналиста и подавлением оппозиции. Фото: SAUDI ROYAL COURT / Reuters / Forum

«Сейчас танкеры лихорадочно наполняются нефтью. И я молчу уже о сухопутных хранилищах. Трейдеры пополнят свои запасы. И если будет скачок спроса на нефть, они предложат по спекулятивных ценах то, что уже было накачано. А для производителей будет продолжаться проблема, куда сбыть свою нефть и по каким ценам. И снова в условиях конкуренции с хранилищами они будут вынуждены снижать цену, чтобы сохранить рынок. Таким образом, война, на мой взгляд, может затянуться, что приведет к тяжелым последствиям для России», – сказал специалист.

Но, по его мнению, направленность политики России, прежде всего, на решение внешних проблем – «что там у украинцев, или что там на Ближнем Востоке» – может помочь ей пережить сокращение социальных программ и падение уровня жизни.

«И если у руководства России ресурс будет достаточен, в том числе нервный, чтобы выдержать какие-то социальные недовольства, тогда она может выйти теоретически победителем. А вот с какими позициями, говорить очень сложно. В любом случае можно говорить, что довольно сильно пострадают союзники России. Например, Иран. И тут ей будет очень трудно конкурировать с Турцией на Ближнем Востоке. И совсем плохо будет в Венесуэле», – отметил Евгений Красулин.

Влияние на экономику Беларуси растянется во времени

Что касается влияния нефтяного противостояния на мировую экономику, то, как считает старший аналитик «Alpari» Вадим Иосуб, оно зависит от того, страна – импортер нефти или же экспортер. Ведь «снижение цен на нефть – это плохо для продавцов, но хорошо для покупателей». В случае же Беларуси, по его словам, много своих тонкостей.

Курс доллара США и евро, 9 марта 2020 года, Москва. Фото – Sergei Fadeichev / TASS / Forum

Ввиду того, что Беларусь сильно завязана экономически на Россию, любые сильные колебания у соседей сказываются и на нашей стране.

«Российский рынок – это половина нашего экспорта, а если не считать экспорт нефтепродуктов и калийных удобрений – то почти 90%. Поэтому, если плохо в России, у российских предприятий меньше денег и они снижают спрос на белорусскую продукцию. Если российский рубль падает относительно белорусского, как это было на этой неделе, для россиян белорусские товары становятся дороже. Это также снижает спрос из России на белорусскую продукцию, и таким образом это негативно сказывается на Беларуси», – считает Вадим Иосуб.

Российский рубль повлек за собой белорусский

Но, по мнению аналитика, это влияние не сиюминутно, а растянуто во времени. В частности, потребуется время, чтобы дешевая нефть ударила по российской экономике, и еще больше времени, чтобы такой удар привел к снижению спроса и стал чувствителен для белорусской экономики. Кроме того, цены на нефть влияют на Беларусь непосредственно.

«Традиционно мы покупали достаточно дешевую нефть в России, а продавали продукты на европейские рынки. В те чудесные времена для Беларуси были выгодны высокие цены на нефть. По крайней мере НПЗ, валютный рынок и бюджет выигрывали от них», – заявил Вадим Иосуб.

Он напомнил, что в Беларуси сейчас идет своя нефтяная война с Россией, в результате чего белорусские НПЗ работают в половину своих обычных мощностей и фактически производят топливо исключительно для внутреннего рынка. В результате экспорт белорусских нефтепродуктов значительно снизился.

«Мы на этом рынке практически не зарабатываем ввиду отсутствия объемов независимо от цены. Здесь получается такой поворот, что если мы практически не экспортируем, а работаем на внутренний рынок, получается, что интереснее низкие цены, так как теоретически можно получить более низкие цены внутри страны. Если будет перспектива наращивания поставок нефти и экспорта нефтепродуктов, при более низкой цене на нефть Беларусь заработает на этом меньше», – заявил аналитик.

Беларусь может не спешить

По мнению Евгения Красулина, сейчас Беларусь имеет «самый лучший момент, чтобы скипнуть от России». Экономический обозреватель портала «Белрынок» Татьяна Маненок также признает, что цена саудовской нефти для Беларуси может быть ниже, чем российской. Но она напомнила, что российские компании также готовят ответ и собираются не снижать, а только повышать добычу.

«Берите дешево и много»: Саудовская Аравия предложила Беларуси свою нефть

По мнению Маненок, в ситуации, когда конкуренция на рынке обостряется, спрос существенно снижается, а предложение увеличивается, компании из РФ будут стремиться заполучить гарантированные объемы сбыта своей нефти. И Беларусь, которая готова перерабатывать 18-24 млн тонн нефти в год, может стать для них привлекательнее, чем еще несколько дней назад.

Татьяна Маненок напомнила, что премьер Беларуси Сергей Румас уже передал российским компаниям предложения, более благоприятные для Беларуси. Но пока неизвестен их ответ. По мнению эксперта, российские компании могут найти какие-то компромиссные подходы, чтобы не дать возможность конкуренту прийти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы с большими объемами.

Заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц в свою очередь отметил, что в отношении поставок нефти в Беларусь из Саудовской Аравии есть ряд важных вопросов. Во-первых, форма оплаты: вперед или сразу. Второй вопрос – это переработка, так как «технологически два НПЗ заточены под российскую нефть».

В Саудовской Аравии находится крупнейший в мире терминал для танкеров. Фото Hans-Juergen Burkard / Laif / Forum

А вот «самый важный, самый принципиальный» вопрос – это логистика. Георгий Гриц подчеркнул, что самый дешевый транспорт для поставки нефти – это трубопроводный транспорт, тогда как поставки танкерами или цистернами дороже. И хотя в случае Саудовской Аравии поставки танкерами в Беларусь реальны, «но самая дешевая нефть у Российской Федерации, независимо от того, по какой цене покупаешь», подчеркнул эксперт.

Татьяна Маненок напомнила, что Беларусь уже сумела переработать норвежскую нефть и вообще, по заявлениям чиновников, белорусские НПЗ могут работать на разных сортах нефти. Но, признает она, стандартные условия более привлекательны. Тем не менее, небольшие объемы альтернативной нефти можно смешивать с традиционными сортами.

По мнению эксперта, если бы была отработана логистика поставок саудовской нефти по трубопроводам (через Украину или через Польшу), можно было бы сравнивать и судить, будет ли это более конкурентоспособным вариантом поставки. Но даже тогда российское предложение может оказаться более привлекательным.

«Ситуация на мировых рынках изменилась очень принципиально, что способствует Беларуси в выборе поставщиков нефти. Но нужно еще отработать логистику, чтобы это были системные поставки», – сказала Маненок.

В любом случае, по мнению эксперта, заявления Румаса о том, что Беларусь будет поставлять только по несколько танкеров на каждый НПЗ, свидетельствуют о «надежде, что с российскими компаниями удастся договориться». В общем, добавила Татьяна Маненок, ситуация позволяет белорусской стороне не торопиться с выбором.

МГ/АА belsat.eu

Новости