Почему из замка Витовта делают «диснейленд»?

Глава общества охраны памятников Антон Астапович сравнивает реконструкцию Старого замка в Гродно со стройкой АЭС: эксперты утверждают, что этого делать не надо, но «процесс пошел».
Остановить реконструкцию, пока не поздно
1 июня в Минске созывают круглый стол, посвященный ситуации на строительной площадке в Старом замке. Приглашены все стороны, имеющие отношение к реконструкции. Это министерство культуры, научный руководитель проекта Бочков, из Гродно – представители властей, «Гродногражданпроекта», историко-археологического музея. Будет участвовать Николай Волков из института истории, самый известный критик реконструкции, будут архитекторы-реставраторы. Цель — обсудить работы, которые ведутся сейчас на Старом замке.
Старый замок в Гродно — один из самых древних памятников архитектуры в Беларуси, комплекс оборонительных сооружений, культовых и светских зданий XI-XIII вв. Является единственным (за исключением расположенного на соседнем холме Нового замка) сохраненным королевским замком на землях Беларуси. Долгое время замок был резиденцией великих князей литовских и королей польских. источник – wikipedia.org
Придут или нет представители официальных учреждений – это будет точно характеризовать ситуацию, которая сложилась вокруг замка. Если никого из них не будет, значит те процессы, которые происходят на замке, действительно негативные, и никто не хочет их обсуждать, полагает Антон Астапович.

Последний раз замок реставрировали в 1950-е гг. Теперь же – на основании макета архитектора Владимира Бочкова и в связи с государственной программой «Замки Беларуси» – планируется восстановление Старого замка, в результате которого снесут несколько одноэтажных зданий первой половины ХХ в., над дворцом Батория достроят третий этаж, появятся башня (барбакан), крытая галерея, ворота, мерный дом, каменная надстройка, фрагмент деревянного моста XVI в. и один пролет каменного моста XVII-XIX вв.

Новое каменное строение со стороны Немана, надстройки этажей на башнях и галереях, которых в действительности не было, разрушение аутентичных элементов здания и купол над въездной башней, который, по мнению Бочкова, должен быть крупный и полностью сферический (за что отделку уже прозвали «планетарием»).

Вокруг проекта разгорелись споры. Историки утверждают, что предложения Бочкова некорректны, а запланированные отделка и пристройки – фантазия, которую не подтверждает ни один источник.

Вокруг проекта разгорелись споры. Историки утверждают, что предложения Бочкова некорректны, а запланированные отделка и пристройки – фантазия, которую не подтверждает ни один источник.

Почему боятся остановить реконструкцию?

«К сожалению, процесс запущен. А как его остановить? Это уже практически невозможно. Как с АЭС. Запустили, а потом почти через десять лет наш «старший тренер» говорит, что ему так и не объяснили, как она будет встроена в экономику», констатирует Астапович.
Известный столичный архитектор-реставратор Вадим Глинник соглашается, что положение со Старым замком сложилось очень серьезное. Все уже давно все поняли, но боятся остановить – инерция процесса идет, полагает он. Почему боятся остановить? «Ведь кто-то тогда должен ответить за неправильные решения, за потраченные государственные деньги. Поэтому все будут кричать, что все нормально, давайте будем скорее продолжать дальше. Но всем давно ясно, что ошибка была, и что «прохлопали» замок, можно сказать», – делает неутешительный вывод специалист.
По словам Вадима Глинника, корень проблемы в маниакальной идее увидеть объект таким, каким хочется. В безразличии к культурным наслоениям более поздних времен.
«Они не чувствительны к аутентичности объекта. Они его хотят видеть стилистически целостным. А если этой стилистики нет, то значит – давайте домыслим. Без понимания разницы между аутентичным объектом и вымыслом», – отмечает Вадим Глинник.
В Обществе охраны памятников осознают, что положение со Старым замком напоминает патовую ситуацию. Вопросов очень много и очень острых. Но с точки зрения процедуры, закрепленной белорусским законодательством, там формальных нарушений нет, честно признается Антон Астапович. В этом и сложность, поскольку в Беларуси нет архитектурных норм, полагает он.

Нарушения «без нарушений»

Проект прошел все ступени согласований, государственную экспертизу. Получено разрешение Госстройнадзора, есть разрешение министерства культуры. Но когда начались работы, начали выплывать новые материалы по замку.

«К сожалению, наше законодательство, сама система не позволяет повернуть процесс вспять. Приостановить это практически невозможно. Это нужно, чтобы произошло чудо. Однако проведение работ на замке надо прекращать», – замечает Астапович.
Причина веская: Старым замком нужно продолжать заниматься, он еще не изучен. И нужен целый авторский коллектив. Поиски в архивах, затем натурные. Там даже археология не проведена в полном объеме, подчеркивает Антон Астапович. Только на основании этих дополнительных исследований можно принимать определенные проектные решения, убежден он. Необычность происходящего со Старым замком, в том, что «они сегодня словно бы ничего не нарушают, но результат – всем очевиден», подытоживает руководитель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры.

«Диснейленд»

Вместо того, чтобы усердно сохранять каждый клочок следов различных исторических эпох, аутентичность уничтожается. А ведь она является источником для фундаментальных исследований нашей культурной истории, говорит архитектор-реставратор Вадим Глинник. И в итоге оригинал подменяется интерпретацией современного человека и в современных материалах. А такое «произведение искусства ничего нам не будет говорить потом о культурной истории прошлых времен». В будущем могут появиться технологии считывания информации, что не будут приводить к разрушениям. А с чего мы будем считывать, когда самого аутентичного объекта уже не будет? Так рассуждает известный специалист, которому не безразлична судьба Старого замка в Гродно.

Вадим Глинник прибавляет: «Там ошибка за ошибкой, выдумка на выдумке. Очередной «диснейленд». Коллеги-реставраторы в Минске очень обеспокоены. Жаль, что далеко зашло, так нельзя с таким объектом поступать. Я думаю, не один Бочков в этом виноват, но и те, кто рассматривал, согласовывал».
Это свидетельствует о неэффективности государственной системы охраны памятников, которая допускает такие ситуации, убежден Вадим Глинник.
Алесь Понятовский belsat.eu
Фото автора

Новости