Март 1953. Марш смерти от улицы Горького до Трубной площади

Бюст Сталина утопает в красных гвоздиках, принесенных сторонниками вождя. Фото — facebook / КПРФ

Иосиф Сталин умер 5 марта 1953 года, на следующий день тело генерального секретаря ЦК КПСС выставили для прощания в Колонном зале Дома Союзов. Давка, которая началась во время прощания с вождем, унесла десятки, а может и сотни жизней. Трубную площадь в Москве, эпицентр катастрофы, народ надолго переименовал в Трупную.

Новость о смерти вождя распространилась с невероятной скоростью. О том, что на мертвого Сталина можно будет смотреть с 6 по 8 марта к ночи знала уже вся Москва. Вечером в центр города начали стекаться и те, кто горевал по поводу смерти генсека, и просто любопытствующие. Многие надеялись встать в очередь скорбящих зарание и утром быстро попасть в зал для прощания. Первые признаки будущей трагедии, по свидетельствам очевидцев, были заметны уже тогда. Предполагалось, что все знали — в Колонный зал буду пускать только на следующий день, но в толпе ходили слухи, что зал открыт и вечером 5 марта, вспоминает студентка Лариса Беспалова:

«Мы пошли уже глубокой ночью, часов в 12, а то и после 12-ти. Думаю, это было 5 марта. Идти нам было недолго. Мы шли с начала Первой Мещанской (теперь проспект Мира) до Сретенского бульвара. Весь путь от начала Мещанки до бульвара занял минут 15–20. Шла не очень плотная толпа, но у бульвара образовался некоторый затор. Мы там некоторое время постояли. Больше всего мне запомнилось, что на бульваре собралось много людей, в основном это были люди молодые … В это же время на какую-то бочку или что-то в этом роде вскарабкался милиционер и стал кричать: «куда вы идете, там людей вынимают из толпы без позвоночников!» И вскоре мы повернули обратно. Скорби никакой на лицах я не заметила».

Лидия Беспалова (крайняя слева), свидетель давки 5 марта 1953 года. Источник фото — 050353.ru

Толпа на улице Горького

6 марта к москвичам присоединились желающие проводить вождя из ближнего и дальнего Подмосковья. Для того, чтобы не создавать давку и избежать паники, маршрут предполагалось разделить на части, которые должны были слиться в один поток на подходе к Колонному залу. Основной путь пролегал по Бульварному кольцу через Трубную к Пушкинской площади, и далее по Большой Дмитровке и Тверской на Охотный Ряд.

Врач Пинхас Подрабинек, отец известного российского журналиста и бывшего советского диссидента Александра Подрабинека, с дочерью пошел на прощание, так как хотел стать свидетелем исторического события:

«Площадь Свердлова запружена народом. Люди добирались сюда колоннами, но здесь, на подступах к колонному залу Дома Советов, где покойник, смешались в толпу. Идут теснясь, переступая шаг за шагом. Две цепочки конных милиционеров отжимают народ к центру, освобождая проход, легион пеших милиционеров оттесняет его от домов, пробки толкают людей вперед. Точечное множество голов и гул слившихся голосов завораживают как морской прибой. На мгновение ослабляю внимание, получаю толчок, пальчики Сусанны вырываются из моей руки, и она уже плывет рядом, отдаляясь. Бешено прорываюсь к ней поперек потока, упираясь в подбородки, отталкиваясь от задов, отдавливая ноги, получая тумаки и проклятия. Когда ее рука снова в моей, протискиваемся ко входу в метро. Здесь между стеной и гранитной колонной подобие ниши, в которую просовываю Сусанну и загораживаю ее собой. Отдышавшись, пробираемся к метропоезду опять против потока пассажиров, вопреки правилам. На том кончается поездка в Москву. Через несколько дней до нас доходят слухи о сотнях, по другим – тысячах задушенных в давке, затоптанных ногами, провалившихся в открытые люки. Москве надолго запомнится новая Ходынка, устроенная в честь величайшего прохиндея всех стран и народов мира».

Пинхас Подрабинек, фото предоставлено Александром Подрабинеком

Давка на Трубной

Вдоль бульваров выстроились грузовики с песком. Они должны были перегородить улицы и создать коридор для очереди в Дом Союзов. Именно грузовики стали во второй половине дня причиной самой страшной давки в новейшей истории Москвы. Оповещения о маршрутах движения не было, огромные потоки людей шли навстречу друг другу и сталкивались, зажатые оцеплением, которое никто не решился снять.

На этом видео (со 2 минуты) оператор зафиксировал начало катастрофы. Там хорошо видно, как образуется волнообразное движение толпы, означающее начало настоящей давки.

Вспоминает редактор Екатерина Старикова:

«Площадь была заполнена толпой, которая одновременно вся как-то медленно качалась. Хотя это было 9 марта, но был морозный вечер, никакого снега в Москве не было, совершенно чистый асфальт, чистые мостовые, и морозный пар от дыхания толпы поднимался вверх цельным клубом, вместе с качанием толпы. Вот это качание мне показалось очень страшным».

Переводчик Елена Сергеева в марте 1953 года была студенткой. Они с подругой и ее мужем пошли на прощание больше из любопытства:

«Люди все прибывали на Сретенский бульвар, толпа продолжала крутиться в водовороте, увеличивая темп. Меня прижало спиной к чугунной решетке ограды бульвара. Я почувствовала, что вот-вот у меня переломится позвоночник. Наверное, я кричала. Муж моей подруги потянул меня за руку, и мы каким-то чудом вывалились в проход (разрыв) в ограде. Нас сбили с ног, мы ползли под ногами людей, поднимались и снова падали, но наконец мы очутились на другой стороне Сретенского бульвара и какими-то подвалами (улицы были непроходимыми из-за толпы) добрались до Колхозной (Сухаревской) площади».

Елена Сергеева, источник фото — 050353.ru

В ночь с 6 на 7 марта милиции и военным, наконец, удалось восстановить порядок. Для этого надо было убрать оцепление из грузовиков и открыть станции метро. Этого не сделали сразу просто потому, что не «было такого распоряжения». Всю ночь дворники убирали улицы. Очевидцы рассказывали о грузовиках, набитых потерянной одеждой и обувью, и о трупах, которые лежали на лавочках и у стен домов.

Вспоминает лаборантка Елена Делоне:

«Вечером следующего дня мама пришла с работы расстроенная и рассказала, что накануне, в день похорон Сталина, в толпе погибло много народу, все больницы забиты искалеченными. Потом я слышала, что как будто рано утром следующего дня после похорон чистили улицы и бульвары, по которым шла толпа. И оттуда грузовиками вывозили башмаки, галоши и всякую потерянную одежду. Передавали эти рассказы шепотом и только близким знакомым».

Елена Делоне, исторчник фото — 050353.ru

О страшной давке не сообщали в прессе. Количество погибших засекречено до сих пор. Историки, изучавшие катастрофу на Трубной, называют цифры от 400 до 3800 раздавленных о борта грузовиков и стены домов, упавших и затоптанных толпой или провалившихся в открытые люки канализации. Всего по разным данным в прощании пытались принять участие от 2 до 2,5 миллионов человек.

МЛ, belsat.eu

Новости