Кристина Вязовская: От убийства женщины до соглашения об интеграции – вопрос масштаба власти

Доцент СПбГУ Олег Соколов, признавшийся в убийстве и расчленении бывшей студентки и сожительницы Анастасии Ещенко, на суде, 12 ноября 2019 года. Фото – ANTON VAGANOV / Reuters / Forum

Новость об убийстве женщины живет мало. День, два. Ну в ужасающих случаях – три-пять. Но, скорее, два. Много других информационных поводов: кто чьи бургеры ел, кто в каких кроссовках на вечеринку пришел, будет ли перенос новогодних праздников. Оно и понятно – смерть дело очень неприятное, а жестокое убийство женщины – еще и табуированая тема.

Свой «голос» она получила буквально недавно, когда СМИ, под давлением меняющейся женской повестки, перестали молчать. И тогда разверзлись массивы данных: от статистических данных до деталей убийств.

Пугают даже сухие цифры

Благодаря современным коммуникациям мы моментально узнаем, с какими мотивами были отрублены руки Маргарите Грачевой, каким образом была убита Татьяна Страхова, как именно была убита беременная Ирина Макеева.

Кристина Вязовская: В этом мире нас можно убивать и получить лайки

Желающие могут даже найти фото с мест преступления, которые кто-то постоянно выкладывает. Или скриншоты последних СМС маме, которая в момент получения их уже, извините за прямоту, остывала.

Сухие цифры тоже пугают (по данным исследования Института социологии НАН Беларуси по заказу Фонда ООН в области народонаселения – Прим. Belsat.eu):

  • 28,4% жительниц Беларуси когда-либо подвергались физическому насилию;
  • 16,9% женщин Беларуси когда-либо подвергались сексуальному насилию;
  • 48,9% сталкивались с психологическим насилием со стороны партнера;
  • 16,3% когда-либо подвергались насилию экономическому.

Офелию заливают бетоном

В ночь с 7 на 8 ноября новое жуткое, а потому попавшее в прессу, убийство: погибла Анастасия Ещенко, которую сначала убил из обреза, а потом ее тело разрезал на части и попытался эти части утопить ее бывший учитель и сожитель доцент Олег Соколов.

«Тюремная баланда» за «чудовищный акт безумия». Суд арестовал профессора Соколова

Через пару часов после первой публикации понеслись комментарии: спала за деньги, сама виновата, пусть суд будет беспристрастным. Через тройку дней появился и коллаж: Офелию заливают бетоном.

Не тонет, сами понимаете, всплывает ее платье, как тот рюкзак с руками. Коллаж разлетелся довольно быстро и попал в некоторые группы, на которые подписаны люди, интересующиеся искусством. Дальше– больше. Коллаж пошел в репосты с шутейками. К сожалению, среди шутников и один широко известный в Минске педагог по теме искусства.

Шутки легитимируют насилие посредством унижения

Казалось бы, ерунда, ну что вы, феминистки, снова хотите от человека? Ну, пошутил, ну так оставьте в покое, проходите, проходите, с кем не бывает. Но это не ерунда.

Любое насилие начинается с шуток. Шутки делают легитимным насилие посредством унижения. Благодаря шуткам люди теряют свою субъектность, становясь в глазах шутников объектами. Блондинки за рулем. Обезьяны с гранатами. Евреи. Геи. Ну, кто еще не е..л невесту? Погоди, жених, ты еще успеешь.

За этапом шуток следует прибитый гвоздями этап гендерных стереотипов. Затем становится жарче: харрасмент, угрозы, вербальное насилие. Следом – с очень быстрым переходом – эмоциональное насилие, применение физического насилия и убийство.

Кажется, что кто-то останавливается на первом этапе – шуток. Но нет. Невозможно шутить дискриминирующие шутки без дискриминации, без нападок на общее достоинство.

«Идеальная девушка превратилась в существо из страшной сказки»

Есть такая детская игра: создавать секретик. Берешь что-то красивое, маленькое, нежное, роешь небольшенькую ямку пальцами, красиво укладываешь, накрываешь стеклышком и тщательно прячешь. Показываешь лучшим подружкам, бережешь от мальчишек – девчачья практика показывает непредсказуемость поведения мальчишек, ознакомленных с секретиками. Непонятно, кто полюбуется, а кто разрушит.

Взрослеем – игры становятся серьезнее. Лучше чего-то важного и нежного не говорить, а то, что ты, как баба/тетка, носишься со своими чувствами.

И вот, новость дня: «Идеальная девушка превратилась в существо из страшной сказки» – сказал доцент на суде. Она кричала на него, давила эмоциями. Что сделала он? Убил ее. Что он сделал дальше? Расчленил ее тело. Понес топить. Рюкзак с руками не тонул, на чем, в конце концов, доцент и попался.

Прекрасная Офелия сошла с ума и поплыла по водам, но, чтоб она, в отличие от рюкзака с руками, затонула, давайте сделаем с ней мужской секретик – зальем ее бетоном в виде коллажа. Всем будет смешно.

Не очень.

«Бьет значит любит» должно уйти в прошлое

Пацаны, с вами будут обращаться как с вещами

Проблема насилия над женщинами, и я не верю, что я это пишу, фокусируя проблему насилия и на белых гетеросексуальных мужчинах – частный случай проблемы насилия в обществе. Так же как и частный случай, когда нам говорят, что вся поэзия в Беларуси представлена словами «бо я мужык, дурны мужык» (да, и такое слыхивать мне приходилось).

Ваши шутки и терпимость к насилию приводит к одной очень простой вещи, пацаны. С вами будут обращаться как с вещами. Нет, не эти несчастные тупые истерички с волосатыми ногами и мнимыми яйцами (нет, я не имеют гендерной дисфории и мне комфортно в женском теле), а всякие дядьки, которые соберутся 8 декабря и что-то там подпишут. А вам, таким мужественным и смело шутящим над смертями женщин, даже и не скажут – что.

Путин и Лукашенко подпишут соглашение по интеграции 8 декабря

Нам-то тоже не скажут, но нам-то не привыкать, что мы для всех, кто имеет власть – вещи.

Читайте по теме:

«Свободу сестрам Хачатурян». В Варшаве прошел митинг у посольства России

Кристина Вязовская, психологиня и радикальная феминистка – для Belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Новости