Кравцевич: «У нас не хватает доли здорового национализма!»

Историк объясняет, почему белорусы не могут соглаcиться, что «Армия Крайова» — герои, а ВКЛ начиналось с территории современной Литвы.

«Каждый гражданин — должен быть ответственным за всю страну!» — Так можно было бы кратко сформулировать посыл Кравцевича белорусским историкам, которых он обвиняет в недостатке принципиальности в национальных вопросах.

Историк, публицист, один из авторов «Белсата» Александр Кравцевич прочитал в Минске лекцию о научной и идеологической составляющей в написании истории страны. Ниже приводим наиболее интересные выдержки.

Там, где мы можем гордиться своим, мы — унижаем

Мой упрёк белорусским историкам: они ищут объективность, в то время когда соседние историки пишут национальную историю. А мне это не нравится. У нас не хватает доли здорового национализма. Даже там, где мы можем выпячивать свое, мы — унижаем. Вот Вечерка перевел официозную историю Литвы на белорусский. Но это пропагандистское издание, где ВКЛ начинается с территории современной Литвы, там нет Беларуси! Так зачем в этом участвовать?

Поляки могут писать, что Мицкевич был курдупль, мы — нет

У нас каша в голове. Нам рано давать альтернативу людям. Например, поляки могут писать, что Мицкевич был курдеплем из-за своего невысокого роста … Но его образу, сформированному более сотни лет незад, уже ничего не помешает. Мы же такого не можем писать о своих героях, время не пришло.

«Армия Крайова» — герои или …

«Армия Крайова» — это польская патриотическая сила, бесспорно. Но они сражались, чтобы забрать наши земли, убивали наших учителей, жгли белорусские деревни и школы. Но согласиться ли с этим поляк? .. Это типичный пример проблемы, где не достигнешь наднациональной справедливости. Поэтому пусть поляки пишут историю со своей позиции, но мы просто обязаны писать со своей!

Белорусы не пришли в Гродно в ХХ в., они были от начала

Один историк не так давно издал книжку «Рождение белорусского Гродно» о национальном движении начала ХХ в. Я писал ему: «Не подставляйтесь, напишите «возрождение» , хотя бы … Зачем?» Говорит: «Чтобы вызвать дискуссию …» Но у меня уже польские историки спрашивают: «А что за странное название ?.». Это вред для нашей национальной науки, в том числе на международном уровне. А как же документы, книги магистратские, археологические надписи на старобелорусском в Гродно, которым много веков? Белорусы же не пришли в Гродно в ХХ в., они были здесь изначально.

На каком языке следует писать историю

«Культуры не сотрудничают, культуры конкурируют», — говорил Занусси. «Тот, кто говорит по-русски, стреляет в свой народ», — говорил другой, уже наш политик, которого считали радикалом. Многие из молодых историков пишут по-русски … Но стоящий текст прочитают на любом языке! Когда я работал в Москве, то видел как местные ученые нашли документы Инбелкульта. Так старались же, читали по-белорусски. Было бы желание!

Кому способствовало существование ВКЛ

Спрашивают, кому государство ВКЛ? Некорректный вопрос. Все средневековые государства были полиэтническими, возведенные на династии, а не на нации. Но можем спросить по-другому: какому народу способствовало существование ВКЛ — литовцам или белорусам? Именно этнический ареал белорусов увеличился за счет литовцев — это объективно. Белорусы заполонили пространство аж за Вильнюс. Вот вам и ответ на вопрос.

Крестьяне или знать?

Один шотландский историк как-то спросил: «Почему к национальному движению вы не причисляете польскоязычную магнатерию межвоенного времени?» Ведь они горой стояли за польское государство. Так зачем нам такие элиты? У словаков, чехов, литовцев было то же самое. Поэтому наши национальные движения строились на традиционной крестьянской культуре, а не на полонизированной или германизированной шляхте. Этого не нужно стесняться.

Подход Ермаловича — религиозный

Я очень счастлив, что не должен притягвать исторические факты за уши. Национальная история — это история написанная с позиции своей нации, но с помощью научных знаний. Это и наука, и идеология. Я очень ценю того же Ермаловича, он совершил национальный подвиг, открыв для нас ВКЛ. Но разница между ним и историком рациональным проста. Его подход к истории — религиозный. А историк должен подходить с научным аппаратом.

Муравьев-вешальник и водопроводчик из анекдота

Для привития национальной точки зрения на историю существуют СМИ и система образования. Но мы этого пока не имеем. В начале 90-х историки за пол года подготовили новые учебники с национальным стержнем. А в 1995-м их убрали … Рабочему надо, чтобы написали в «Правде», чтобы учитель сказал. Резонно доказывал Муравьев: «Что не доделает русский штык сделает русский учитель», и это работает. Но в нашем случае, как говорил водопроводчик из анекдоту: «Всю систему нужно менять».

АК, Гарась Валатович, belsat.eu

Новости