«Корона» не «корона», а Лукашенко нужны мальчики для битья

Александр
Класковский
политический обозреватель, публицист

Будь на месте белорусских министров персонажи «Кавказской пленницы», они бы сегодня воскликнули голосами Труса, Балбеса и Бывалого: «Невозможно работать» — «Вы даете нереальные планы» — «Это… как его… волюнтаризм».

На большом совещании в Минске Александр Лукашенко заявил:

«Никакого одобрения падения ВВП не может быть и не будет, поэтому настраивайтесь на выполнение тех планов, которые перед нами есть».

В принципе, его фирменный «жесточайший спрос» уже вошел в анналы, подобные фразы (нередко с добавкой «кровь из носу») белорусский президент произносил десятки раз.

Но фишка в том, что ситуация уникальная. Независимые экономисты утверждают, что надвигается «идеальный шторм». Это когда сплетение негативных факторов (в нашем случае — пандемия, наложенная на мировой экономический кризис, плюс нефтегазовые терки с Россией и пр.) резко усиливает их суммарный разрушительный эффект.

По-хорошему сегодня надо говорить о том, как смягчить удар «идеального шторма», а не о штурме плановых высот.

Эксперты спорят лишь о глубине падения

В общем-то, эти высоты и так было нереально взять. Белорусская экономика и до чертова вируса уже заметно замедлялась. Если в 2018 году она выросла на 3,1%, то в 2019-м — только на 1,2% (хотя планировалось 4%). То есть и без пандемии прошлогодний план благополучно провалили. Международные организации вроде МВФ и белорусские независимые эксперты подчеркивали, что без структурных реформ экономика Беларуси обречена на черепашьи темпы, а то и стагнацию.

Тем не менее, осенью прошлого года Лукашенко потребовал, чтобы прогноз роста ВВП на 2020 год был увеличен с 2,5% до 2,8%. По итогам же первого квартала этот показатель упал на 0,3%. И это еще цветочки, говорят экономисты.

Эксперты Евразийского банка развития прогнозируют, что экономика Беларуси упадет в этом году на 3,3%, МВФ — что на 6%. Экономисты BEROC (Минск) рисуют веер сценариев с падением от 3,5% (это, по их оценкам, очень оптимистичный вариант) до 18%.

Роста в условиях нынешнего глобального форс-мажора, как видим, не ожидает никто. Кроме белорусского руководителя.

Прелюдия к спектаклю

Впрочем, рискну предположить, что и Лукашенко выполнения годового плана не ожидает. Он не настолько витает в эмпиреях. Тем более что и прошлая пятилетка была с треском провалена, и нынешнюю никакое чудо уже не спасет.

Зачем же он четверть века практикует этот волюнтаризм? А затем, скажу я вам, что в политическом плане это беспроигрышный метод.

Во-первых, страх (а белорусский руководитель раз за разом угрожает подчиненным наручниками, нарами), как показал белорусский эксперимент, и в ХХІ столетии, в эпоху высоких технологий, может быть довольно эффективным стимулом. Вертикаль трясется, плохо спит, печально глушит водку по вечерам, получает инфаркты, но лезет из кожи вон, чтобы не попасть под гнев вождя. И порой выжимает всеми правдами и неправдами запланированный результат (чем вылезают потом неправды — отдельная тема).

Во-вторых, в случае успеха Лукашенко, естественно, забирает лавры себе: вот видите, нажал — и сделали как миленькие. А так искали бы оправдания.

В-третьих, и это самое важное, в случае провала у президента есть все основания устроить коронный спектакль про строгого, мудрого, пекущегося о народе царя и нерадивых бояр. Глава государства показывает электорату, что радел за него всеми фибрами, да вот разгильдяи-исполнители подвели.

Никакой Румас выше пояса не прыгнет

При этом все номенклатурные разгильдяи высшего и среднего звена назначаются, заметьте, сугубо самим Лукашенко или по согласованию с ним. Он любит заниматься кадровой политикой, устраивает резонансные кадровые дни, явно смакует возможность играть судьбами подданных.

Да, но что же это за политика и настолько ли мудр вождь, если четверть столетия на важные посты он массово ставит разгильдяев? Правда, далеко не каждый простой белорус, глядящий по госТВ очередной разнос у президента, улавливает этот алогизм.

Нынешний руководитель Совмина Сергей Румас — уже восьмой премьер эпохи Лукашенко. Имена прежних помнит только узкий слой экспертов. И дело не в именах. Кого ни назначь на эту неблагодарную должность, выше пояса он не прыгнет.

У Румаса была репутация рыночника, и после его назначения в августе 2018 года у некоторых наивных комментаторов проскальзывали иллюзии, что, вот, видимо, решено наконец исподволь начинать реформы. Оказались правы скептики: ни черта подобного.

И Румас вынужден кивать головой, получая антирыночные, волюнтаристские указания. И этой фигурой Лукашенко бестрепетно пожертвует в удобный момент или просто под горячую руку. Так, разозлившись на провалы в Оршанском районе, президент импульсивно снял предыдущего премьера Андрея Кобякова.

К слову, при таких разборах полетов белорусский лидер в запале красочно рисует истинную картину отечественной экономики.

«Разве это рабочие места?! Темница какая-то! Каторжные люди работают за 200 долларов в месяц!» — негодовал президент в августе 2018-го на одном из оршанских заводов.

Если бы глава государства меньше ездил по потемкинским деревням, то увидел бы те же реалии коллапсирующего совка — «темницы» и «каторжных людей» — по всей Беларуси. И это — после 25 лет правления бессменного президента.

Причем если сейчас накроет «идеальный шторм», то и двести долларов заработка многим работягам в глубинке покажутся бешеными деньгами, недостижимой мечтой. Но вождь, баллотируясь на новый срок (выборы, скорее всего, будут назначены на конец августа), постарается повесить всех собак на пандемию, мировой кризис и нерадивых министров. Сам же по обыкновению предпочтет предстать перед публикой, как в том анекдоте, — во всем белом.

Александр Класковский, политический обозреватель – для belsat.eu

Читайте другие тексты автора в рубрике «Мнения»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы