«Из полудикой Припяти хотят сделать канал». Интервью с экономистом Святославом Волосюком

Проект водной трассы Е-40 поделил власти Беларуси. Согласно концепции, из Балтийского в Черное море по рекам Беларуси поплывут большие корабли. Пока что это только проект восстановления водной трассы Е-40. Но можно ли восстановить то, чего не было, и кому выгодно строить плотины на Припяти, а кто в Беларуси на этом потеряет?

Интервью Сергея Пелесы в «ПраСвете» с экономистом Святославом Волосюком – работником Центра экологической экономики Варшавского университета. Он пристально наблюдает за проектом Е-40.

Недавно состоялась встреча в Киеве, в которой участвовали министры транспорта Украины и Беларуси. Они подписали дорожную карту, связанную со строительством этого проекта. Знаем ли мы что-то об этой дорожной карте?

Пока что знаем немного, сам текст дорожной карты еще не доступен. Ситуация вообще довольно странная, так как уже много говорят об этом проекте, но когда доходит до конкретики, то ответ официальных лиц обычно такой: мол, мы еще не до конца знаем, что это будет, нужно провести все надлежащие экспертизы, вот тогда будем знать. Складывается впечатление, что не совсем известно, что будут делать, но делать что-то будут.

Значит, можно сказать, что этот амбициозный проект, стоимость которого оценивают примерно в 10 миллиардов евро, вилами по воде писан?

Это заниженная оценка.

Таинственный инвестор

Министр транспорта Украины заявил, что в 2018 году Украина начнет реконструкцию шлюзов Припяти и углубление дна. Не имея никакого проекта, они уже начнут какие-то работы. Почему? Может они хотят выйти вперед и показать, что они быстрее других начнут?

В последние недели эта ситуация сильно активизировалась. Я опять же повторяю, что оперирую только слухами или домыслами, но может казаться, что нашелся какой-то инвестор, или кто-то другой.

Кто может быть таким большим инвестором? Речь шла о Европейском банке реконструкции и развития, но тут кто-то другой?

Вряд ли Евросоюз, так как недавно появился в рамках «Восточного партнерства» документ, который прописывает транспортные коридоры. Транспортного коридора Е-40 для Беларуси там нет.

Зато буквально на днях я видел на сайте украинского агентства УНИАН карту: «шелковый путь» из Китая через Кавказ, через Черное море — контейнерные перевозки из Одессы в Беларусь. И именно вот через Мозырь, через эту территорию. Может быть, с этим связано?

Фото UNIAN

Есть такое предположение, что этот таинственный инвестор может быть из юго-восточной Азии. Это не очень хорошо, так как европейские инвесторы уделяют больше внимания экологической стороне вопроса, для азиатских инвесторов это не так существенно.

Одни регионы – залить, другие – лишить воды

Проект грандиозный. Взглянем на карту. Путь будет вести из Балтийского в Черное море через территорию Беларуси, через Полесье родное нам с вами, по Припяти. На Припяти множество защитных зон: национальные парки, заказники. Как такой проект может повлиять на экологию, биосферу на юге Беларуси?

Речь идет об изменениях на ландшафтном уровне, ведь такой большой проект, суть которого в том, чтобы превратить полудикую реку, которая в состоянии, близком к естественному, в канал или в ряд водохранилищ, плотин и так далее, не может не затронуть окружающих территорий, населения и разнообразия.

Что нужно сделать, чтобы реализовать этот проект, чтобы большие суда могли возить контейнеры, или что-то другое? Нужно углубить, или русло иначе направить, построить каналы?

Никто не может сказать о действиях, пока не видел конкретного проекта. Из разговоров с гидрологами следует: все мы знаем, что в результате климатических изменений в Припяти сейчас очень мало воды. Чтобы иметь надлежащий уровень, нужно держать уровень, соответствующий четвертому классу судоходства — круглый год, если не ошибаюсь, должно быть не менее двух метров глубины. Это требует каскадирования, например, реки. Это одно из возможных решений.

То есть строительство плотин и разные уровни: заливать некоторые регионы, а некоторые — наоборот, лишать воды, да?

Так, превращение реки в каскад водохранилищ — то же, что сделали с Днепром.

Мне кажется, в цивилизованных странах никто в мире ничего подобного не делает. Есть ли какие-то аналогичные проекты, которые были реализованы? Я слышал, что в Польше на Одре что-то подобное было.

В Польше буквально недавно в третий раз подряд — ведь она в третий раз официально открывается — открыли плотину на Сьвинна Поремба. Ее строили сорок лет, и фактически до сих пор не достроили, это реализация замысла конца 1960-х годов.

Мы говорим об экологии. А какие экономические обоснования реализации этого проекта, выгоден ли он экономически?

Здесь я могу говорить более точно, потому что вместе с коллегами из Варшавского центра экологической экономики, профессором Николаем Чайковским из Варшавского университета, мы провели анализ документов, которые на сегодняшний день существуют относительно Е-40. Анализ показал, что во время выполнения технико-экономического обоснования методология была нарушена, и какой-то экономической выгоды для реализации этого проекта мы не видим. Те великие миллиарды инвестиционных расходов, которые запланировали, остались за скобками их анализа.

Не повторить трагедии мелиорации

То есть, угроза экологии есть, экономического обоснования нет. Так откуда столько шума, и вообще, кто инициировал этот проект? Кому он выгоден?

Прежде всего похоже на то, что это ведомственные интересы, так как континентальный, речной водный транспорт в сегодняшнем мире фактически стал системно неконкурентоспособным, по крайней мере в Европе, и очень нишевым. На самом деле водный транспорт системно проигрывает наземным видам транспорта, в первую очередь автомобильному и железнодорожному.

То есть часть ведомств. Но как центральная власть Беларуси — Лукашенко или правительство — как они к этому относятся? Есть ли определенная позиция, или она еще не очерчена?

Сложно сказать, буквально 15 ноября вышло распоряжение, подписанное вице-премьером Калининым, насколько мне известно, предусматривающее выполнение соответствующих работ на Припяти за бюджетный счет и включение этих работ в инвестиционную программу на 2018 год. Также есть основания полагать, что премьер-министр Кобяков также сторонник этих планов.

А кто может быть противником?

Противником может быть Министерство природных ресурсов. По крайней мере несколько недель назад состоялось общественное координационное совещание Министерства природных ресурсов, и присутствующий министр заверил, что министерство является противником этих планов и осознает их опасность. Не думал, что я буду говорить эти слова в этой студии этой аудитории, но в некотором смысле хорошо, что Беларусь — централизованное государство, и какое-то одно мудрое централизованное решение может остановить все это.

Разумеется, приходится рассчитывать на Лукашенко или кого-то другого, кто помнит о трагическом опыте мелиорации, которая проводилась в 1970-1980-ые годы. Это закончилось тем, что на Полесье разрушена экосистема. Чтобы не повторить трагедии, нужно очень внимательно оценивать этот проект.

Интервью показали 8 декабря 2017 г. в программе «ПраСвет» с Сергеем Пелесой.

Также в программе:

«Только для поддержки штанов». Беларусь – аутсайдер региона по расходам на оборону

«Они не сделали никаких выводов». О дисквалификации РФ интервью с редактором «Tribuna.com»

30 мест в Польше, где можно будет что-то купить в воскресенье

Новости