«Государство заберет у вас детей». Чечерские власти давят на местную семью, чтобы не поддерживали Тихановского

Чечерский РОВД угрожал семье Масловых отобрать дом и детей, если отец не перестанет ходить на пикеты в поддержку Сергея Тихановского.

Об этом нам сообщил Сергей Маслов, 40-летний отец четверых детей. Угрозы начались еще в мае, когда мужчину посадили на 15 суток после акции, на которой кормили голубей в Гомеле:

«С 7 по 22 мая я был в ИВС Гомеля, досиживал сутки в Чечерском РОВД. Руководитель нашего РОВД еще тогда начал говорить, что если я не успокоюсь и буду продолжать ходить на пикеты, то сделает жизнь такой, что мне придется из района уехать».

31 мая Сергея задержали еще раз. В тот день был пикет в поддержку Сергея Тихановского в Гомеле:

«В минувшее воскресенье я шел покупать сигареты. Я отошел от дома на сто метров, когда спереди из милицейской машины вышел один. Он представился, но документы не доставал, ничего не показывал. С двух сторон подъехали еще две машины. Те люди были в штатском, руководителя РОВД я узнал, знаю в лицо. Сами машины тоже были не милицейские. Из карманов все вывернули, телефон выключили. С утра до 7 вечера продержали. Расспрашивали про какие-то аварии, какие-то кражи, время тянули. Правда, кофе сделали, за сигаретами съездили в магазин. Но продержали ни за что».

Сергей Маслов вместе с семьей

Мужчина говорит нам, что лейтенанты к нему обращались добра, а вот со стороны главы Чечерского РОВД Владимира Буховцова оказывалось давление:

«Я с лейтенантом сидел и объяснял, что меня похитили, что более 3 часов держали без воды и еды. Это уже расценивается как пытка. Лейтенант пожимает плечами: «А что я сделаю? Мне сказали тебя здесь держать». Руководитель РОВД сказал, что в следующий раз буду разговаривать с психиатром. Я так понял, что просто хочется мне нарисовать диагноз, чтобы потом в психушку».

Работники Чечерского РОВД угрожали и Сергею, и его жене:

«Говорили, что если я не успокоюсь, то мне от двух до пяти лет дадут, детей заберут. Когда я сказал, что жена подаст в розыск, то к ней поехал милиционер, тоже угрожал: «Если не успокоите своего мужа, то мы будем действовать совсем по-другому. У вас построен дом от государства. Мы его заберем. Основания мы найдем, поверьте. Если нам скажут, мы приедем, детей заберем. Государство у вас детей заберет». У меня четверо детей, старшему сыну 16, дочерям 14, 10 и 6».

Момент задержания Сергея сняли фотокорреспонденты TUT.BY

В воскресенье 7 июня милиционеры уже стерегли дом, чтобы задержать Сергея, когда он выйдет на пикет в поддержку Сергея Тихановского в Гомеле.

«Позавчера в пять утра я вышел из дома, автостопом поехал на Гомель. Только я добрался до Гомеля — мне прислали фотографию, что они уже стоят в половине восьмого утра. У нас автобусы на Гомель в восемь — половине девятого ездят. Назад я влез через задний двор в окно, чтобы они не видели. Переоделся, вышел к себе на крыльцо. Они увидели, что я дома, и только тогда уехали».

Люди в этой машине подстерегают Сергея

Без комментариев…

Belsat.eu два дня подряд звонил в Чечерский РОВД, но руководитель Владимир Буховцов и его заместители трубку не поднимали. Дежурная служба дать комментарий не могла. Не ответили на наши звонки и в Гомельском РОВД.

Алла Гулевич – директор отдела образования Чечерского райисполкома – отказалась комментировать ситуацию в семье Сергея Маслова. Ответственный специалист за опеку Чечерского райисполкома Елена Герасимова сказала, что не в курсе дела о возможном лишении Маслова родительских прав. В комиссии по делам несовершеннолетних Чечерского райисполкома сообщили, что местная милиция никому не грозила отобрать детей.

Что нужно делать, если на вас давят сотрудники милиции, комментирует юрист правозащитного центра «Весна» Алексей Лойко: «Здесь несколько моментов. Угрожают отобрать ребенка. Ребенка из-за подписей, из-за участия в массовых мероприятиях нельзя отобрать. Сегодня четко расписаны условия, когда можно поставить на учет. Что касается ситуации, когда человека возле дома караулили. Это наши бюджетные деньги. Обо всем этом нужно писать в управление личной безопасности МВД. Нужно упомянуть, что сотрудник оказывает давление, поступающие угрозы. Надо написать о давлении и в прокуратуру, и в МВД, и в Следственный комитет. Я думаю, что реально быстро и лучше всего поможет огласка».

Долгая история конфликта

Сергей Маслов считает, что давят на него из-за активной гражданской позиции:

«Они обо мне и говорят, что я самый против власти. Плюс я еще на Youtube выложил, как мне местные власти ребенка сделали инвалидом. Видимо поэтому, когда за мной в минувшее воскресенье приезжали, вместе с милицией забирали и соцработники. Я сделал видео, но еще не выкладывал на Youtube. Показывал, где их нарушения».

На своем YouTube канале Сергей обещает выложить вторую часть видео, где покажет ребенка, свидетельство об инвалидности и более подробно очертит ситуацию.

В 2016 году четверых детей Масловых забрали соцработники:

«1 мая была Пасха. На завтра они приехали и забрали. Завезли сразу в больницу. Хотели меня и жену на экспертизу отправить. Да, на праздник я выпивал. На следующий день я знал, что что-то остаточное могло показать, но они передумали. Нам сказали, что дети простужены и положили жену в больницу вместе с ними. Потом жене подсунули бумажку, что детей нельзя со мной оставлять, мы тогда в гражданском браке жили. Подпиши бумажку — и они месяц побудут в детском доме, пока маленькая самая простужена не вылечится. Так откуда они знали, что эту простуду будут месяц лечить? Они хотели сфальсифицировать бумаги за это время и забрать детей».

Новое самоубийство. 30-летняя мать покончила с жизнью, когда социальная опека отобрала детей

Ингу, которой было 2,5 года, отдали в приемную семью. Чтобы вернуть детей обратно, родители должны были закодироваться и сделать ремонт. Когда условия выполнили, комиссия все равно не отдала детей, так как решила, что полтора месяца – маловатый срок и дети должны побыть в детском доме еще. Детей вернули только через 6 месяцев, так как больше держать не имели права. Самая младшая девочка Инга вернулась из приемной семьи с травмой.

«В детдом пришел, а ребенок мой не то что грязный — аж коркой покрыт. Пыль, паутина – это у них санитария. Я бросался в прокуратуру, к руководству, надеялся на облисполком, на областную прокуратуру. Повсюду отказы, никто не помогает. Инга ела сама, а сейчас ей 6 лет и ее ручки не слушаются. В оздоровительных санаториях все это проверялось. Все в один голос говорили, что ее били по ручкам, что-то нервное повредили. Плюс психологическая травма. Она замкнулась и до сих пор почти не разговаривает. После 2016 года я на все сто процентов уверен, что у нас вообще никакой справедливости нет. Тогда я как-то не подумал, что глупо жаловаться на режим режиму», – говорит Сергей.

Семье Масловых говорили, что болезнь у их дочери врожденная: «Где же? Жена лежала с ребенком в Гомеле. Там сказали, что приобретенная. И если смотреть по карточке, то с ребенком все нормально-нормально, а потом началось вот это. Начали писать, что и ручки плохо работают, и походка не такая, и не разговаривает. А до этого была легкая походка, ручки работали».

В Минске люди в штатском задержали сборщика подписей за Светлану Тихановскую

Сергей Маслов считает, что давление в 2016 году было из-за того, что он работал за границей:

«Они хотели, чтобы я работал в Беларуси. То, что я в Москве зарабатывал только за месяц, я бы за год заработал в Беларуси. Им нужно, чтобы я был под контролем. Они же и сейчас хитро делают. Чтобы детей забрать, они ссылаются на задолженности по коммунальным услугам. Зарплата 300 рублей. 200 рублей на коммунальные отдал. На сто рублей как проживешь? Наглость конкретная. Случай с моей дочкой — это страшно. Я не скрываю, я выпивал. Но за детьми я смотрел. Я на них не ругаюсь. Когда выпивал, то они даже рады были, потому что любые деньги, что у меня в кармане есть, все детям раздавал».

Сергей Маслов надеется, что кто-то также расскажет о своем подобном опыте:

«Видимо кто-то бы еще присоединился с такой же бедой. А в дальнейшем нам нужна будет поддержка юридическая, так как начнут еще больше давить на семью».

С Сергеем мы разговаривали по телефону, фразы в какой-то момент начали приходить с опозданием и появлялись шумы.

«Нас конкретно слушают и глушат сейчас. Вот видите, какое давление. Самое главное, чтобы эти люди, младшие по званию, не выполняли преступные приказы. Это самое первое, ведь им тоже придется потом ответить за все свои преступления».

ДЗ/МВ Belsat.eu

Новости