Фанат-анархист Вадим Бойко: Мне просто вырезали 4 года из жизни

Belsat.eu пообщался с Вадимом Бойко через несколько дней после его освобождения из тюрьмы – о жизни за решеткой, адаптации на свободе и давлении на семью.

16 апреля на свободу вышел Вадим Бойко – антифашист, которого в марте 2017 года наказали 4 годами лишения свободы. Осужден он был вместе со своими соратниками, фанатами ФК «Партизан» за драку с болельщиками ФК «Торпедо Минск», которая произошла еще в 2014-м году в троллейбусе. За тот случай 6 фанатов ФК «Партизан» по итогу получили от 4-х до 12-ти лет наказания.

Вадим согласился встретиться с Belsat.eu и рассказать, какими оказались для него эти 4 года за решеткой.

Вадим Бойко. Фото: Belsat.eu

— Каким образом на вас повлияла колония?

— Можно сказать, что я стал более спокойным. Я начал многое лучше понимать, и если раньше мог к некоторым ситуациям относиться более категорично, то теперь я начал понимать людей с их «тараканами». Но и злость появилась к этому государству, к криминальной системе. Когда я вышел, я был шокирован, что за эти годы произошло со страной, к чему она пришла, и выхода из этого я пока не вижу.

— Есть ли для вас хоть что-то позитивное в этом сроке?

— Трудно сказать однозначно, ведь это одновременно грустно и весело. Позитивно с точки зрения каких-то новых знаний: там я познакомился со многими интересными людьми, литературой, с нашей системой изнутри, узнал, что действительно происходит в нашем государстве, так как раньше на это не обращал внимания.

— Много потеряли за это время?

— Потерял очень много времени. У соседей, друзей многочисленные перемены, много чего появилось. Мне просто вырезали 4 года из жизни, и теперь мне придется догонять это время. Ты строил по камушкам свою жизнь, свой собственный мир, а потом кто-то приехал и разрушил это все экскаватором, и вот сидишь на этих руинах и не знаешь, что делать. Хотя мне еще не столь много досталось. Даже взять хотя бы Илью Воловика, которому присудили 10 лет по сфабрикованному делу с показаниями потерпевших под принуждением. Я познакомился в Шклове с одним человеком, который сидел на Володарке с Ильей. И он рассказывал, как там издевались над парнем: не давали есть, били, «возили» по стенкам. Елена Воловик (жена) на тот момент еще была беременна, а Илью подвозили под стены больницы и угрожали, что она может родить на зоне, если тот не даст показания против себя.

Обвиняемый по делу фанатов: оперативники угрожали, что моя жена будет рожать в тюрьме

— Вы считаете себя политзаключенным?

— После Майданов в Украине было очевидно, что и наше государство решило «почистить» несогласных людей какими угодно способами. Считаю, что это настоящий страх перед теми, кто может что-то делать, решать… да просто думать! И конечно, политичность дела здесь прослеживается. Если за такую же ситуацию фанатов с правыми взглядами чуть ли не оправдывают, и только одному из них присуждают смешной срок, а через год он выходит на свободу [драка фанатов ФК «Слуцк» с фанатами ФК «Городея» в 2016 году. – Belsat.eu]. что это, если не политика? Осужденные, когда узнавали о нашем деле, очень поддерживали, называли политзэками, хотя официально нас такими никто так и не признал.

— А чувствовали ли на себя давление непосредственно в колонии?

— Постоянно. Антифашист – это клеймо, которое вешается с самого начала. Вместе с твоим прибытием с тобой прилетает и специальная бумага, чтобы администрация поставила на профилактический учет. Никто не обращает внимания на то, какой ты человек. Если ты на свободе занимался спортом, проводил тренировки, то ты автоматически готовишь переворот. А на все благотворительные акции, например сборы средств и подарков в детские дома, никто не обращает внимания. Из тебя просто делают врага народа.

Внимание с тебя не уходит: ты всегда стоишь в первом ряду, спишь только на верхних ярусах, с родителями получить свидание гораздо труднее, все звонки прослушиваются и контролируются. При этом давление продолжается и на твоих родных: соседям сотрудники ГУБОП столько всего наговорили обо мне, что они почти год не разговаривали с моими родителями. Вот пример, который произошел за 13 дней до выхода на свободу. На выходе со стадиона сотрудник администрации говорит мне, что я ругался матом, а еще и не побрит должным образом. Хотя правила позволяли мне тот вид, да и шел я в баню с целью побриться. Но не дошел. На 10 дней меня отправили в ШИЗО даже без какого-то профилактического разговора. А после еще 3 дня накинули до конца срока. И на все мои вопросы ответ один: ты сам все понимаешь. То же было и с рукой, на которую мне сделали операцию еще перед сроком. На мои жалобы просто не обращали внимания и даже смеялись, что палец – не одно место, не отвалится.

Подписка о невыезде взамен на показания против друга. Продолжается суд над футбольными фанатами

— Как сейчас проходит период адаптации? Сложно ли вливаться в жизнь?

— Это не то, что адаптироваться в колонии. Друзья и соратники писали мне весь срок письма, финансово поддерживали меня и семью. Сейчас мне помогли с работой, на которой я уже даже отработал несколько дней. Период акклиматизации проходит гораздо легче, чем у обычных зэков.

— Чувствуете ли себя сегодня действительно свободным человеком?

— Какое там! Даже мое освобождение снимали на камеру. Это в очередной раз доказывает, что свободы здесь нет никакой, это просто попытка запугать человека и напомнить об отсутствии у него прав, подавить взгляды, несогласие с происходящим вокруг. Я даже не исключаю момента, что после нашего разговора ко мне кто-то может прийти. Но теперь я уверен, что молчать не надо, на все несправедливые действия следует писать жалобы и добиваться правды, пусть это и не всегда срабатывает.

Мария Арцыбашева/ИР, фото автора Belsat.eu

Новости