Елена Милашина: Кадыров перешагнул уже много красных линий

Журналистке «Новой газеты», которая описывает ситуацию в Чечне, пришлось уехать из России, опасаясь за свою жизнь. Чечня с ее перспективы, это страна, где силовые структуры убивают людей, подозреваемых в терроризме или гомосексуализме.

«Новая газета» – одно из немногих независимых СМИ, описывающих злоупотребления чеченской власти. Громким эхом в мире отбилась статья о скоординированной акции правоохранительных органов в Грозном против гомосексуалистов. Мужчин с нетрадиционной сексуальной ориентацией задержали и доставили в нелегальные лагеря, где их пытали и даже убивали.

«Несмотря на разглашение стольких случаев преследования, российские федеральные власти практически не отреагировали. Сейчас идет расследование, которое застряло в мертвой точке, потому что жертвы не хотят говорить. Они боятся, потому что никто не может гарантировать им безопасность. Многие из них уехали за границу. Сначала власти отрицали, а после под давлением международного сообщества обратились к нам за информацией о жертвах. Тем не менее, расследование, скорее всего, остановят. Власти довольны молчанием жертв, и поэтому не будут проводить следствие», — подчеркивает Милашина в интервью с «Белсатом».

Дело о пытках и убийствах геев поднял в недавнем интервью с президентом Чечни журналист Дэвид Скотт, канал HBO. Рамзан Кадыров, которого спросили о случаях преследования гомосексуалистов, заявил, что в республике нет геев, а те, кто так говорит, просто придумывают. «Они шатаны, они продажные, они нелюди», — так он сказал о предполагаемых жертвах пыток.

Американский журналист однако встретился в Москве с несколькими жертвами чеченских силовых структур. Они рассказали, как их бьют током и избивали, чтобы они признались в гомосексуализме и выдали других. Один из опрошенных рассказал, как его избили до полусмерти и выбросили в сумке перед родительским домом. Он должен был стать жертвой убийства чести.

В июле этого года газета опубликовала материал о экзекуции граждан республики. Их задержали силовики и обвинили в терроризме. Согласно газете, решение об убийстве людей приняли спонтанно на самом высоком уровне правительства республики.

Читайте также:

«Мы можем утверждать, что расстреливали те же люди, которые и арестовывали, то есть сотрудники силовых структур Чечни. Сначала задержали большое количество людей. Против некоторых должны были возбудить уголовные дела за терроризм, а остальных освободить. Позже вдруг появился еще один вариант. Задержанные 24 января этого года попали в расстрельный список на день позже. То, что приказ выдали на высоком уровне, следует из того, что арестовывали силовые структуры, подчиненные власти. У нас есть косвенные доказательства, что это решение убивать людей приняли неожиданно для всех», — говорит журналистка.

Очередной вопрос, который касается властей Чеченской Республики — недавно завершенный процесс убийц российского оппозиционного политика Бориса Немцова. Вероятных убийц нападения приговорили к длительным срокам тюремного заключения. Однако, по словам Милашиной, до сих пор мы не знаем, кто на самом деле заказал убийство.

«Расследование не проводилось должным образом. Была целая цепочка людей, которая свидетельствовала о том, что следы ведут к чеченским властям. Однако следователи это не изучали. Осужденные были первым звеном в цепи, а другие следствие не раскрыло — как и в других подобных убийствах, например, Политковской и Эстемировой», — говорит журналистка.

Журналистка отмечает, что два ключевых подозреваемых исчезли и до сих пор их не нашли. Поэтому она считает, что все это свидетельствует о том, что в Чечне де-факто не работает федеральный закон, а Путин не имеет рычагов влияния на Кадырова.

«Это случилось, когда Кадырова назначили главой республики и он получил большие полномочия на борьбу с чеченским подпольем. Но постепенно, когда выяснилось, что не проводится расследование по делу чеченских «силовиков» [так называемых офицеров силовых структур — прим. belsat.eu], совершивших преступления, в республике появилась диктатура. Кадыров получил абсолютную власть в республике, а федеральные власти не вмешиваются. За десять лет своей власти Кадыров уже перешагнул много красных линий. Он сделал так много вещей, которые кажутся неприемлемыми, и каждый раз его границы расширяются. Из-за своей безнаказанности он считает, что ему все сойдет с рук», — добавляет она.

По ее мнению, нельзя завышать реальную силу Кадырова, который любит хвастаться собственным войском.

«То, что когда-то показал на стадионе в Грозном — около 20 тысяч вооруженных людей, это не армия. Это люди, которых собрали, переодели в форму и показали всему миру. Кадыров может иметь максимально тысячу людей, связанных с ним через участие в преступлениях. Это не армия, а преступная группа».

Журналистка напоминает, что Путину однако не удалось подчинить войска МВД Чечни через приобщение их в недавно созданную Национальную гвардию (так называемую Росгвардию). Окончательно закон сохранил зависимость региональных подразделений МВД.

Чеченский лидер также известен тем, что вводит на территорию республики исламское право и обычаи. В Чечне практически нельзя купить алкоголь, женщины, в отличие от советских времен, носят платки на голове. По словам журналистки, это не показуха, и Кадыров глубоко верующий мусульманин. Тем не менее, он является верующим суфийской версии ислама, с которой встретился на Кавказе, и которая сформировалась в советское время, когда Чечня была изолирована от мира ислама.

«В чеченском суфийском исламе видим влияние местного язычества. Когда распался Советский Союз, возвратились связи с исламским миром — и появилась уверенность, что ислам, который практиковался на Кавказе, не соответствует нормам ислама в мире. И на Кавказе появился серьезный конфликт между последователями советского суфийского ислама и теми, кто хочет, чтобы ислам соответствовал глобальным тенденциям. Тем временем, на Кавказе управляют представители суфийской секты. Рамзан Кадыров навязывает чеченцам свое видение ислама. Если молодое поколение не поддерживает, появляется противостояние».

Хотя военные действия в Чечне закончились, республику по политическим причинам продолжают покидать беженцы. На белорусско-польской границе в течение нескольких месяцев кочуют сотни чеченцев, которые безрезультатно ждут, когда из пустят в Польшу.

«Режим представляет угрозу не только для экономики, но и для жизни. Можно попасть в беду, открыто выражая свое мнение, потому что режим подавляет свободу личности. Многие бегут, когда попадают в конфликт с местными органами власти и силовыми структурами. Эти люди в опасности на территории Беларуси, потому что сюда могут свободно приехать кадыровцы», — подчеркивает Милашина.

Редакция газеты также чувствует угрозу со стороны чеченских властей. В середине апреля в Грозном состоялось двухтысячное собрание духовенства. По инициативе властей Чечни была принята резолюция, осуждающая публикацию «Новой газеты». Милашина говорит, что российские власти не отреагировали на эти завуалированные угрозы.

«С апреля, к сожалению, в основном живу за пределами страны. Это имеет отношение непосредственно к тематике, которой занимаюсь, то есть Чечней. Как мы знаем, несколько человек убили за профессиональную деятельность, связанную с Чечней. Есть много других убийств, связанных с чеченскими властями, которые не расследовали. Вот почему »Новая газета« решила активно защищать наших журналистов», — говорит Милашина.

Беседовал Якуб Бернат/АХ, belsat.eu

Новости