Армения. Белорусские власти видят, что политические эксперименты опасны

Белорусские власти не знают, как понимать события в Ереване. Как революция в Армении повлияет на белорусско-армянские отношения и отношения Еревана с Москвой? Комментируют Дмитрий Мицкевич и Влад Величко, генеральный директор международного консорциума «ЕвроБеларусь».

Кажется, что власти Беларуси очень испугались этой ситуации. Каким образом события в Армении восприняли наши власти?

Сегодня никто из людей во власти точно не знает, каким образом интерпретировать такие события. Думаю, пока идет ориентация на то, что, с одной стороны, эти события фактически в формате Майдана. И это минус для властей Беларуси. Майдан всегда негативно воспринимается.

С другой стороны никаких геополитических лозунгов там не звучит. А это переводит всю ситуацию в Армении более во внутриполитическую. Политики пока немного боятся комментировать происходящее, потому что скорее всего они просто не очень хорошо ориентируются в этом.

А чего ждать Беларуси от этой истории? Может ли это как-то отразиться на белорусско-армянских отношениях?

Понятно, что армянские события прошли фазу один. Фактически армянский народ сказал конкретное «нет» авторитаризму в своей стране. Но это не значит, что победили другие проблемы, которым адресован это протестное движение. Будет очень зависеть, каким образом будут развиваться события. Будут ли парламентские выборы назначены, и будут ли управлять и войдут в правительство люди, которые сейчас управляют протестами. Это открытый вопрос.

Что касается белорусско-армянских отношений, я думаю, белорусская сторона будет очень аккуратно следить и ждать. На самом деле, для Беларуси белорусско-армянские отношения возможны и понятны с любым легитимным партнером. Я думаю, что очень важно дождаться определенной легитимности людей, которые будут у власти в Армении. А это займет определенное время, потому что сейчас ситуация нелегитимности любой группы, которая бы взяла сейчас власть.

Возможно ли влияние России на эту ситуацию? Может, они будут стараться продвинуть каким-то образом свои интересы? И как могут измениться армяно-российские отношения?

Армения находится в достаточно сложных геополитических обстоятельствах, имея конфликты и проблемы с рядом соседей. И это значит, что любые такие нестабильности внутри армянских отношений могут быть поводом, чтобы определенные внешнеполитические проблемы также обострялись. Поэтому Россия – это один из факторов, но также не будем забывать о Карабахе. Не будем забывать об армяно-турецких отношениях.

Достаточно сложно сказать, до какой степени появятся люди, которые захотят это использовать. К сожалению, мы помним события в Украине, когда также внутриполитические протесты были использованы разнообразными внешнеполитическими игроками.

Очень хочется, чтобы этого не произошло в армянской ситуации. Тем более, что контекст протестов тоже разный.

Сейчас часто проводят параллели между Беларусью и Арменией, в подходах к восприятию авторитаризма. Чего не хватило нам и не хватает нам для того, чтобы таким образом реагировать на действия власти.

Мне не очень нравится это сравнение, потому что действительно нужно понимать разницу. Я не думаю, что, как пишут иногда в социальных сетях, армяне смогли, почему мы нет. Это не очень корректные сравнения. Во-первых, потому, что история армянской автократии насчитывала десять лет, может немного больше, если учитывать другие политические силы у власти до Саргсяна.

Во-вторых, мы не должны забывать, что в Армении действительно существовала стабильная партийно-политическая система. Пусть в таких редуцированных формах, не очень сильная. Но действительно партии были партиями, участвовали в выборах, выбирались в парламент местный и национальный. Это очень существенно.

Третий момент, все-таки не такой тотальный был контроль за СМИ. Также там был какой-то люфт, хотя тенденции были очень похожи на белорусские. Поэтому, понимая наши 24 года плюс фактически маргинализацию политического пространства и различие в ситуации с медиа, я бы не делал таких прямых сравнений, ведь тогда бы нам нужно было сравнивать, скорее, момент, когда в Беларуси проходил референдум об отмене двух сроков президентства. Тот момент сравним с теперешней армянской ситуацией. У меня появлялись совсем другие сравнения.

Например, с брекситом. Ситуацией того, как политический бомонд Великобритании решил провести референдум по брекситу, в принципе, ожидая, что результат известен. Но результат оказался совершенно другой. Ситуация в Армении с переходом с президентской республики на парламентскую напоминала такой контролируемый переход, который оказался неконтролируемый. И настроение народа был более выраженным, чем ожидали, например, правящие власти.

Это больше свидетельствует о том, что любые политические эксперименты и политические резкие движения опасны. Думаю, это главный месседж, который наша власть также будет считывать в армянских событиях.

Беседа вышла в программе «ПроСвет»

Новости