Почему Лукашенко пустил приватизацию под нож?

Закон действует до сих пор, но участие обычных граждан в акционерном капитале отечественных предприятий по-прежнему мизерно. Оппозиция обвиняет в этом Александра Лукашенко, который, мол, ограбил людей, не дав полноценно использовать чеки.

Власти говорят, что, наоборот, затормозив процесс, они предотвратили массовое надувательство. Как же все происходило и на что можно использовать чеки «Имущество», которые остались у некоторых из нас?

Закон об именных приватизационных чеках предусматривал выпуск двух типов ценных бумаг. Чеки «Жилье», за которые люди могли оформить частную собственность на свои квартиры. И чеки «Имущество», которые давали право на акции государственных предприятий. Всего между гражданами планировалось разделить две трети заводов, оставшихся нашей стране в наследство от Советского Союза.

«Мы, оппозиция БНФ, планировали, что это имущество будет реальным, что это будут тысячи долларов. В тех ценах», – рассказывает тогдашний депутат Верховного Совета Юрий Беленький.

Чеки «Имущество» граждане могли менять прямиком на акции заводов или приобрести за их долю в специальных фондах, инвестировавших в несколько предприятий и которые делили между дольщиками дивиденды от всего портфеля. Всего, по информации издания «Белорусы и рынок», с 1994 до 1997 года власти раздали 60% от выпущенных чеков (многие не захотели или не успели их получить, так как для этого нужно было специально обращаться в соответствующие органы). С розданных чеков белорусы использовали также приблизительно 60%. На эти чеки были приватизированы такие крупные предприятия, как «Спартак», «Коммунарка» и «Керамин».

«Очень важным аспектом было то, чтобы поменять психологию людей. Ведь человек, лишенный имущества, и человек с имуществом – это разные люди. Человек, если имеет имущество, то заботится о нем, он может ночь не спать», – вспоминает экс-депутат.

С приходом к власти Александра Лукашенко был взят курс на сворачивание приватизации. Подавляющее большинство государственных предприятий было объявлена ​​стратегическим, и обмен их акций на чеки «Имущество» был запрещен. Список предприятий, чьи акции можно приобрести за приватизационные чеки, гражданин может проверить в отделении «Беларусбанка» по месту жительства (каждое отделение имеет свой список). Но эти предприятия – малопривлекательны для вложений, объясняет инвестиционный консультант Валентин Лопан.

«Мое собственное мнение – в том, что эти бумаги почти ничего сейчас не стоят. Ведь в «Беларусбанке» есть список тех предприятий. У меня есть какое-то ощущение, что тех предприятий, может, почти что уже и нет в живых. Или прибыли не зарабатывают», – объясняет специалист.

Те, кто успел приобрести за свои чеки акции и продать их крупному инвестору еще в 1990-х, отчасти успели заработать, поясняет специалист. Из тех же, кто дождался ренационализации предприятий действующей администрацией, многие прогадали. Их акции обесценились из-за упадка предприятий, управляемых чиновниками, или были размыты дополнительными государственными эмиссиями акций. «Размывание акций. У них есть такие хитрые ходы, как в последнем случае было. Там о каком-то стройтресте шел разговор, что они там внесли какое-то имущество, которое кто-то оценил на миллионы – не живые деньги», – описывает Лопан типичный пример обесценивания пакетов миноритариев.

Власти защищают свою позицию тем, что полноценная чековая приватизация привела бы к концентрации капитала в руках нескольких олигархов, которые бы выводили деньги из страны. Депутат Верховного Совета Юрий Беленький оспаривает это, указывая на массовый тогдашний интерес к белорусским предприятиям со стороны высокотехнологичных международных инвесторов. Действия же властей он объясняет стремлением усилить политический контроль над страной и желанием проворачивать через государственные предприятия коррупционные схемы: давать своим аффилированным фирмам зарабатывать на поставках убыточным заводам и покрывать эти убытки из бюджета.

Станислав Ивашкевич/АА, «Белсат»

Смотрите также