Оправилась ли Беларусь от радиационного удара?

Белорусы живут не после Чернобыля, а все еще с ним.

Вероятно, поэтому авария на ЧАЭС и через 34 года не забыта жителями нашей страны:

«Отец пришел на кухню и рассказал: «Gохоже, что там авария какая-то в Чернобыле». Ну а что нам? Авария и авария. И стали жить как обычно»/

«Хорошо помню, как нас погнали на демонстрацию 1 мая, после мы поехали в деревню в Калинковичский район засевать огород. Мы ничего не знали об этом».

«Мы с детьми были на параде, а потом уже нам сказали, что случилась авария. Тем, кто был ближе, в 30-километровой зоне, сказали остерегаться, а тут ничего».

«Все бежали, ничего с собой не брали, все оставляли, люди спасались сами. Знаю, что это было страшно для всех и последствия были страшные».

Как отмечают в Департаменте МЧС Беларуси rfcfntkmyj ликвидации последствий чернобыльской аварии, сразу после катастрофы радиационноve загрязнени. цезием-137 подверглfсь почти четверть территории нашей страны, на ней жили тогда более двух миллионов человек. Крупнейшая катастрофа не могла не сказаться на здоровье людей, что и отмечают жители Гомеля:

«Хронические болезни различныt, щитовидной железы. Здоровье стало у всех намного хуже, дети слабее стали».

«У меня дочь родилась в 1987 году. Я считаю, что из-за этого у нее долгое время не было детей. Она долго лечилась. Насколько я знаю, ее одноклассницы такого же возраста тоже долго не могли забеременеть».

«Даже я, молодой человек, казалось бы, но у меня очень рано начались проблемы с костями, у меня есть хронические болезни, которые я с 18 лет почувствовал, возможно, это из-за последствий аварии на ЧАЭС».

Катастрофа, как отмечают медики, наиболее сказалась на здоровье тех, кто во время нее был ребенком, иначе говоря, поколение 34+.

«На здоровье их щитовидной железы. Тот йод радиоактивный, который тогда накрыл Беларусь, он ударил в первую очередь по этому. Поэтому заболевания щитовидной железы, в первую очередь, рак вырос в десятки, в 18 раз», – говорит невролог Василий Авраменко.

В свою очередь, по словам врача, щитовидная железа влияет и на сосудистую систему, нервную, а также репродуктивную: «Радиоизотопы влияют на генетический код клеток. Проще говоря, они вызывают мутации, нарушения генетического кода. А это в первую очередь вызывает болезни онкологические, иммунологические, иначе говоря, изменения иммунитета».

Несмотря на то, что прошло более трех десятилетий с момента аварии, радионуклиды все еще в земле и воздействуют на нас, – говорит Татьяна Новикова, член Совета общественного объединения «Экодом» и представитель Белорусской антиядерной кампании: «Они с потоками грунтовых вод, с осадками, воздушными переносами постоянно распространяются из зоны. В малой концентрации, но они все же попадают на наш обеденный стол, в наш рацион».

Страшные последствия чернобыльской аварии до сих пор не преодолены, но власти нашей страны убеждают, что они незначительны.

«Связано это с тем, что это требует больших затрат, это требует культуры и материальных затрат. Ни того, ни другого мы не имеем. Нужно, чтобы выступали ученые, рассказывали свидетели, нужно, чтобы в каждом райцентре был центр проверки продуктов, чтобы было привыкание людей к другой культуре и понимание того, что происходит», – говорит Светлана Алексиевич нобелевский лауреат, автор «Чернобыльской молитвы».

Согласно Департаменту МЧС по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, за три послечернобыльских десятилетия потери Беларуси составили $ 235 млрд. Потери обычных людей, пострадавших от радиации, подсчитать невозможно.

Ольга Старостина/АА, «Белсат»

Смотрите также