Амнистия с условиями

Впервые осужденных по «антинаркотической» – 328-ой статье может ожидать облегчение. Глава страны сегодня на специальном совещании рассуждал о целесообразности нынешней амнистии, посвященной 75-летию победы СССР во Второй мировой войне.

Взвешенный подход к осужденным за наркотические преступления и жестокое отношение к коррупционерам. Если еще недавно предполагалось, что последних амнистия не коснется, сегодня глава страны передумал:

«Отдельный список и прежде всего, как дополнение, к указу мне на стол. А то мы там сейчас повыпускаем друзей некоторых чиновников, я еще внимательно посмотрю, стоит ли и за какие преступления они осуждены».

Какие коррупционеры будут освобождены, каким образом это будет решаться – не известно. Похоже, что так же, как и в случае с антинаркотической статьей, где обещают каждое дело разбирать отдельно.

«Если мы и будем этим заниматься, то должны признать, что и ответственность за такую молодежь лежит и на нас – взрослых. Не проследили за ними ни родители, ни педагоги. Очевидна нехватка профилактических мер со стороны государства», – сказал официальный белорусский лидер.

Как пояснял глава МВД Юрий Караев в начале недели на телеканале «Беларусь-1», для тех, кто надеется на амнистию, существуют три главных критерия. Заключенный должен отбыть по крайней мере половину срока, будет учитываться его отношение к правонарушению, а родственники должны взять на себя ответственность за амнистированного. При этом наказанные по наркотическим статьям на освобождение могут не надеяться. Им только сократят срок заключения на 1 год. Да и то не всем.

«Ну вот президент сказал – закоренелые преступники. Прежде всего 4-я часть – это все первоходы. Это уже закоренелые преступники. Ведь по части номер четыре закоренелым можно быть, только если организован наркотрафик. А ведь они не организовывали этого наркотрафика!», – говорит лидер движения «Матери 328» Лариса Жигарь.

Средние сроки по статье 328 Уголовного кодекса – 8-12 лет. Почти каждый третий, из примерно тридцати пяти тысяч заключенных в нашей стране, сидит по наркотической статье. Абсолютному большинству – уже совершеннолетним, даже не уменьшат наказания.

«Они не попали под эту амнистию. Они остались полностью вне дел. Куда бы мы ни ходили – нам говорят, что мы плохо воспитали детей и это действительно преступники. Поэтому знаете, мы будем бороться. Мы будем впредь ходить к нашим депутатам», – убеждена лидер движения «Матери 328» Лариса Жигарь.

Сейчас движение «Матери 328» ждет ответа на свое обращение о временном освобождении из-под наказания лиц, не совершивших тяжких преступлений, пока не утихнет угроза пандемии. Правозащитники призыв поддерживают, но в то, что власти пойдут навстречу – не верят.

«Мы видим, что государство не уделяет должного внимания этой проблеме в обществе, не говоря уже о тюрьмах и СИЗО. Мы не видим, чтобы государство в лице СК или прокуратуры сказало бы, что нам в пенитенциарной системе или в СИЗО нужно принять какие-то меры. А мы видим, что такие меры есть даже в России», – пожимает плечами правозащитница Виктория Федорова.

В частности, российских заключенных не возят на суд, а устраивают видеосвязь. Каждого десятого заключенного – прежде всего за легкие преступления – освободили во Франции. Временно выпускают из мест лишения свободы около 85 тысяч узников и иранские власти.

Всеволод Шлыков / НЕ, «Белсат»

Смотрите также